На главную
Новости
Информация для посетителей
За знаниями - в музей
О музее-заповеднике
Научная деятельность
Виртуальные экскурсии
Карты
Музейные коллекции
Выставки
Виртуальные выставки
Музейное телевидение
Кинозал
Гостевая книга
Неизвестные судьбы Сталинграда
Отдел поисковой работы
Товарный знак
Противодействие коррупции
Наши награды
Наши друзья

Хохолов Гаря Бадмаевич

Здравствуйте, уважаемые организаторы конкурса "Расскажи миру о своем герое"! Примите, пожалуйста, мою историю о неизвестном герое Сталинградской битвы. Это результат моего исследования, проведенного с моим руководителем и с помощью моих друзей. К сожалению, об этой истории знают немногие. Нам очень хотелось бы рассказать миру о человеке, которому при жизни не успели воздать в полной мере по заслугам. Будем рады и благодарны вам, если вы предоставите нам возможность познакомить наших  сверстников с историей о неизвестном солдате.
Диана Кикеева.

Хочу рассказать миру невероятную историю 25-го защитника Дома Павлова (Дома солдатской славы) Гари Бадмаевича Хохолова, долгое время значившегося в списках как Неизвестный солдат.

…Жил в маленьком селе  Красинское Лаганского района в Калмыкии солдат Великой Отечественной войны. Жил тихой незаметной жизнью. Старался не вспоминать лихие годы, когда пришлось сполна хлебнуть горя. Радовался, что выросли дети, появились внуки. Радовался мирному небу над головой. Радовался,  что не зря проливали кровь на дорогах войны, сумели отстоять родную землю.  Работал добросовестно.

Но как вчера вставали перед глазами картины военных сражений, снились по ночам ужасы войны, вспоминались холод и голод в сибирских сугробах, непосильный труд в Широклаге, где 13 долгих лет отбывал суровое наказание, не понимая: За что?!.

Ныли старые раны, напоминая о прошлом. А в прошлом ветерана было немало загадок.

Боевой путь Гари Хохолова начался в 1941 году.

1941 г. – когда началась война, Гаря трудился на рыбоконсервном заводе: «…У меня была броня, а все мои товарищи уходили на фронт. Что же, думаю, все воюют, а я буду карасей ловить? Не успел еще из Калмыкии выехать, меня развернули обратно –  не подошел по состоянию здоровья. Со второй попытки все-таки прорвался на фронт, - вспоминал потом ветеран.

1942 г. –18-летним пареньком уходит Гаря в армию. Попадает в учебный батальон 139-й стрелковой дивизии, располагавшейся в Астраханской области (Харабали). 1,5 месяца успел проучиться на минометчика. Недоучившихся новобранцев отправляют в 5-суточный марш-бросок (по ночам пешком) и молоденькие курсанты-минометчики оказываются на левом берегу Волги.

А в это время в самом  центре Сталинграда идут ожесточенные бои.

Уже более двух  месяцев бойцы  42 полка 13 гвардейской дивизии сдерживают натиск врага. Каменные здания – Дом сержанта Я. Павлова, Дом лейтенанта Н. Заболотного и мельница № 4 – были превращены в опорные позиции. «Ни шагу  назад!» - следуя данному приказу и велению души,  гвардейцы не желали отступать. 

Дом Павлова или, как многие сегодня называют его, Дом солдатской славы имел выгодное, господствующее положение на этой местности (хорошо простреливалась  занятая противником территория).  Именно поэтому  командир 42-го гвардейского стрелкового полка И.П. Елин приказывает командиру 3-го стрелкового батальона капитану А.Е. Жукову захватить дом и превратить его в опорный пункт. Выполнять  данную задачу были посланы воины 7-й стрелковой роты, которой командовал старший лейтенант И.П. Наумов. В конце сентября 1942 года в дом проник сержант Я.Ф. Павлов со своим отделением (3 бойцами).

В это же время: «20 сентября переправились через Волгу…» - запись сделана простым карандашом рукой самого Г. Хохолова на 1 листе красноармейской книжки.

В Дом на третьи сутки пребывания там Павлова с товарищами прибывает подкрепление: пулеметный взвод из 7 человек, возглавляемый лейтенантом  И.Ф. Афанасьевым, группа бронебойщиков из 6 человек под командованием старшего сержанта А.А. Сабгайды, 4-ро минометчиков под командованием лейтенанта А.Н. Чернушенко и три автоматчика. Командиром группы был назначен И.Ф. Афанасьев.

В книге «Гвардейцы стояли насмерть» генерал  А.И. Родимцев вспоминает: «В шутку Афанасьев называл свою штурмовую  группу интернациональной бригадой. Если пулеметчики представляли только три национальности – русские, украинцы и узбек, то еще более сложную национальную семью представляли бронебойщики отделения А.А. Сабгайды». Именно  в этой группе числился и Г. Хохолов.

Вот как описывает свое появление в батальоне сам Хохолов. «В ночь на 20 сентября переправились на барже в горящий город. И сразу в бой. Затем остановились. Завели нас в подвал какого-то дома. Горела коптилка и при её свете записывали пофамильно. Говорил я по-русски плохо, но до сих пор у меня хранится красноармейская книжка с личной подписью комроты-7 И.И. Наумова: 13-я ГСД, 42-й ГСП, 3-й ГСБ, 7-я стрелковая рота, дата – 20 сентября 1942 года. После недолгой канцелярской процедуры нас повели дальше – здесь уже свистели пули, вспыхивали ракеты, чувствовалась передовая… Собралось нас человек двадцать. Комвзвода объяснил – город почти весь у немцев, но мы будем держаться в этом доме».

Фашисты подвергли дом сокрушительному артиллерийскому и минометному обстрелу, бомбили его с воздуха,  непрерывно атаковали, но его защитники стойко отражали бесчисленный атаки врага, наносили ему потери и не позволяли гитлеровцам прорваться к Волге на этом участке. «Эта небольшая группа, - отмечает В.И. Чуйков, - обороняя один дом, уничтожила вражеских солдат больше, чем гитлеровцы потеряли при взятии Парижа».

Из воспоминаний Г. Хохолова: «Помню бесконечные фашистские атаки: над домом кружились немецкие самолеты, не стихали артиллерийский, минометный и пулеметный обстрелы. Немцы  штурмовали дом по нескольку раз в день. На всю жизнь запомнил запах гари, известковой пыли, разъедающей глаза. А еще пронизывающий осенний ветер и горелую пшеницу, которую жевал, чтобы утолить голод».

Читаем воспоминания пулеметчика ефрейтора Ильи Воронова (приводятся в мемуарах самого Афанасьева, руководившего обороной дома, в книге Ю. Беледина «Осколок в сердце»): «Питались горелой пшеницей, ребята под пулями через стену склада лазали, чтобы ее достать… Страха у  нас не было, когда от немцев в том доме отбивались. Усталость только. Но какой  там отдых! Приляжешь только – снова начинается вой, грохот, свист, все рушится, мечется…». Убеждаемся, что многое в их воспоминаниях совпадает.

В книге Александра Самсонова «Сталинградская битва» встречаются строки: «Часто в Дом Павлова приходил знаменитый снайпер дивизии А.И.Чехов и вел с чердака меткий огонь по врагу». А Хохолов в своем письме рассказывает, как именно Чехов  в осажденном доме учил его снайперскому искусству. Уроки, видимо, не прошли даром. Доказательством этому является запись в книжке красноармейца, особенно дорогая для ветерана: «Награжден наградным знаком «Отличный снайпер». Дата вручения – 7 ноября 1942  года –  ясно указывает на то, что впервые свои навыки меткой стрельбы Хохолов применил, обороняя ставший впоследствии знаменитым дом…

В одном из последних своих интервью ветеран рассказывал: «В один из дней ротный вручил мне снайперскую винтовку и приказал стрелять по бензобакам машин противника и водителям, но не выдавать себя. Занял свой пост в северо-западной стороне дома. На другом наблюдательном пункте дежурил второй солдат. Я  протянул к нему проволоку, чтобы  таким образом держать связь. Когда один из нас делал передышку, второй выцеливал противника. Кого-то из нас должны были убить. Жив я. Как звали того украинского парня, к сожалению, не помню».

58 дней и ночей держались отважные советские воины. Покинули здание они 24 ноября, когда полк перешел в контрнаступление.

21-24 ноября – наиболее кровопролитные бои в обороне  Сталинграда.

Утро 25 ноября – атака на врага. В бою Г. Хохолов был ранен, ползком добирается до укрытия. Ночью раненых выносят к Волге, чтобы переправить на другой берег. Вот как он сам об этом вспоминает:

«Последний бой был рано утром 25-го ноября. Комроты ночевал вместе с нами, объяснил задачу. Он первым пошел в атаку – выпрыгнул в окно и крикнул: «За мной, вперед!» Немцы открыли плотный минометный огонь. В нескольких шагах от дома меня по ногам полоснуло из пулемета, и я свалился как сноп. Чувствовалось, что наших полегло немало.

Нас, раненых, вынесли к Волге. Но переправа не работала -  по реке шел битый лед. Никто нас не перевязывал, я испытывал жуткие мучения в течение пяти суток. Думал, что это конец. И только в госпитале ЭГ-3638 в городе Ершове Саратовской области я поверил в свое спасение».

Чудом остался жив в том бою наш земляк. О том, что во время атаки в тот день погиб его ротный, Гаря Хохолов узнает лишь в мае 1981 года. Тепло вспоминает о нем:

«Давал мне закурить. Говорил, бывало: «Закончится война, женишься, приеду к тебе с семьей погостить. Все рассказывал о жене, двоих ребятишках…»

После госпиталя в саратовском городе Ершов (станция) Хохолов попадает в 15-ю воздушно-десантную дивизию, в составе которой принимает участие в сражениях на Курской дуге. В страшных боях на Курской дуге сражалось 8 тысяч человек, из которых в живых осталось 400 человек. Гаря Хохолов получает в этих боях второе жестокое ранение. Рядом с ним взрывается бомба – он получает тяжелые увечья обеих рук и ног. Находившегося в беспамятстве солдата отправляют поездом в Читинскую область, в Забайкальско-петровский госпиталь.

1943г. – После лечения со справкой о 2-й группе инвалидности на 2 костылях возвращается солдат домой и узнает о том, что он, как и весь калмыцкий народ, обвинен в измене Родине и высылается в далекую и холодную Сибирь. Как смог пережить это обвинение человек, получивший, защищая Родину, тяжелые увечья?..

Попадает семья Хохоловых в Новосибирскую область Челоминский район.

1945г. – снимается инвалидность 2 группы, присваивается инвалидность 3 группы и Г. Хохолов направляется на работы по свалу леса в Широклаг. Война с жестоким врагом не закончилась для солдата Гари Хохолова в 45-м году. Далее следует война с сибирским голодом, с сибирскими морозами, с униженным положением депортированного.

Но выстоял солдат, как и весь калмыцкий народ,  не согнулся под грузом тяжких и незаслуженных обвинений.

1957г. – возвращается после долгих 13 лет на родную землю.

И жил солдат, радуясь тому, что вернулся домой, не претендуя ни на что, добросовестно трудился. И наступил год 1981. И судьба сама привела его к тому самому дому, чтобы истина восторжествовала. И надо было выдержать еще один бой. Бой за справедливость. Я думаю, что  вступил старый ветеран в этот бой не ради себя,  не ради  славы, о ней он меньше всего думал на склоне лет. Процесс восстановления истины был долгим и трудным для ветерана.

Восстановление имени неизвестного солдата

Хронология восстановления истины

1981 г. – поездка в Волгоград в качестве премии за хорошую работу. Следуя за экскурсоводом, ветеран начинает узнавать места былых боев, места, которые врезались в память навсегда. Слушая рассказ о далеких событиях, читая вновь и вновь фамилии бойцов, сражавшихся с ним рядом, он переживал те же чувства, что и в далеком 43-м, когда израненный, стоя на двух костылях, выслушивал  весть о депортации в далекую и  холодную Сибирь…Недоумение, боль, обида…Не знал, не понимал он: за  что его, за что весь народ обвинили…

Те же вопросы мучают его и теперь: За что? Почему его фамилии нет в списках?

«От экскурсии я отстал, меня била дрожь, жуткое волнение и обида… Не знал я до этого дня, что вместе с другими товарищами совершил героический подвиг, защищая Дом Павлова…». Так написал ветеран в своем письме в музей Сталинградской битвы, в котором просил сотрудников установить истину. «Мне осталось жить считанные годы – болезни одолевают, особенно больны ноги, сердце. Помогите восторжествовать правде»…

21.02.1995 г. – статья Михаила Степановича Быкова, инвалида Великой Отечественной войны, члена Союза журналистов, зам редактора Лаганской районной газеты «Приморские вести» - первые   сведения о Гаре Хохолове в калмыцких СМИ.

Январь 2001 г. – Ольга Андреевна Калюжная (заведующая Лаганским архивом) посылает запрос в Архив МО РФ в Подольск. Получает оттуда ответ, что в составе 13 Гвардейской стрелковой дивизии, занимавшейся на тот период обороной Дома Павлова значится не Гаря Бадмаевич Хохолов, а Гаря Бадынович Хохолов.

Март 2001 г. – в газете «Известия Калмыкии» появляется статья Нарана Илишкина, известного калмыцкого  публициста, занимавшегося  поисково-исследовательской деятельностью на венную тему. Именно в  этой статье впервые высказывается предположение, что в списки защитников Дома Павлова «возможно, добавится и калмык».

2002 г. – письмо Ольги Андреевны Калюжной министру обороны РФ Сергею Иванову по поводу Гари Хохолова. Именно с его помощью, спустя 59 лет, истина в отношении 25-го защитника Дома Павлова, значившегося все это время на мемориальной стене как «Неизвестный солдат», была восстановлена.

После долгих процедур, во время которых изучались архивные документы, записывались воспоминания самого Г. Хохолова, сверялись и сопоставлялись с воспоминаниями других защитников, были получены неопровержимые доказательства того, что именно он и есть тот самый «Неизвестный солдат», на звание которого претендовали еще около 50-ти человек: «Чтобы доказать это, мне понадобились многие годы переписок, поисков архивных документов, тяжелых воспоминаний, в ходе которых буквально пошагово восстанавливал события тех суток. Спасибо, память не подвела, - со слезами на глазах рассказывал ветеран в интервью газете «Известия Калмыкии». – Мои слова потом сравнили с записями других павловцев и документальными материалами из военных архивов и пришли к выводу, что я не лгу. Но если бы не активность и бескорыстная помощь лаганских музейных и архивных работников, поддержка земляков, я бы, наверное, оставил эту затею…». Слова эти передают нам, какой нелегкой ценой далось старому ветерану восстановление истины.

По словам заведующего экспозиционно-выставочного отдела музея-панорамы Светланы Аргазцевой, до появления Г. Хохолова существовало около пятидесяти лжепавловцев. Вот почему проверка длилась несколько лет.

Теперь в музее имеются справки из Центрального архива министерства обороны, из Военно-медицинского музея, сопоставив данные которых с воспоминаниями Хохолова, здесь пришли к выводу, что все рассказанное им – правда.

Истина, наконец, восторжествовала. Его награждают медалью «За отвагу». Заносят в список Защитников Дома Павлова.

2 февраля 2003 г. – приглашение ветерана на мероприятия  по случаю 60-летия обороны Волгограда

2003 г.    приглашение на празднование Дня Победы в Волгоград

Многое из неизвестных моментов Сталинградской битвы раскрыто в книге Ю. Беледина «Осколок  в сердце». Она вышла в 2007 году, поэтому в ней уже упоминается наш земляк: «Долгое время считалось, что Дом обороняли 24 героя девяти национальностей. На самом деле их было больше. 25-го – солдата из Калмыкии Гора Хохолова – после войны вычеркнули из списка бойцов. Лишь спустя 62 года справедливость восторжествовала, и  память о нем была восстановлена».

И именно в этой книге я нахожу главное объяснение  тому, почему 25-й защитник Дома Павлова долгое время оставался безымянным. К этому оказалась причастна военная цензура. Ю. Беледин отмечает: «…Справедливости ради стоит сказать, что цензоры принялись за работу не сразу. В середине 50-х работники местного музея решили собрать в городе всех павловцев. Тогда-то все и  произошло. С оторопевших …участников эпопеи чекисты взяли подписку о неразглашении тайны. А ею с того дня стало и участие в рядах защитников дома калмыка Хохолова, чей народ был репрессирован Сталиным, и абхазца Сукбы, оказавшегося в списках РОА. Вот почему, когда в начале 1960-х годов строили каменное панно на торце восстановленного «дома Павлова», там значилось только 24 бойца, представлявших 9 национальностей».

Действительно, в одном из первых документов, присланных на запрос из Лаганского районного архива, читаем:

«Состав гарнизона дома Павлова был многонациональным: Русские – И.Ф. Афанасьев, А.П. Александров, М.С. Бондаренко, И.В. Воронов, Т.И. Гридин, Я.Ф. Павлов, И.Т. Свирин, А.Н. Чернушенко, М.В. Киселев, В.К. Сараев,  украинцы – В.С. Глущенко, П.И. Довженко, А.И. Иващенко, А.А. Собгайда, Н.Я. Черноголов,  Шаповалов А.Е., Г.И. Якименко, армянин – В. Авагимов, грузин - Н.Г. Мосияшвили, татарин - Ф.З. Рамазанов,  казах - Т. Мурзаев,  узбек - К. Тургунов, таджик - А. Турдыев, еврей - И.Я. Хаит. Фамилия одного воина не установлена».

Архив МО СССР ф.345, оп.310638, д.2, л.2

Сегодня нашего героя уже нет в живых, как и многих ветеранов Великой Отечественной войны. Все они воевали не на жизнь, а насмерть. Многим из них, как и Гаре Хохолову,  мы не успели воздать по заслугам в полной мере. Из слов ветерана мы понимаем: они сражались не за награды.

«Воевал я везде одинаково: что на Курской дуге, что в Сталинграде, бил врага, защищая родину. А что одной медали недодали, ничего…Зато  выросли дети, подрастают внуки, все живы, здоровы…»

В волгоградской газете «Легкий день» в статье Е. Кулыжкиной «Дом с неизвестными» читаю:  «…В письме старого солдата были такие слова: "Мне ничего не надо - ни наград, ни почестей. Хочу, чтобы мои дети и внуки знали: дед отважно защищал Сталинград и сражался с превосходящими силами врага в Доме Павлова...».

Лучше ветерана, побывавшего в сталинградской мясорубке, не скажешь. Так какая же разница, кто каким по счету ворвался защищать приволжскую пядь земли? Чем хуже второй, третий, двадцатый, продержавшийся более 50-ти страшных суток? Все солдаты  стояли насмерть, поэтому важно, чтобы мы и наши дети помнили их всех поименно без исключений». Нельзя не согласиться со словами журналиста.

Встреча двух последних оставшихся в живых защитников Дома солдатской славы К.Тургунова и Г. Хохолова и спасенной в Доме З. Селезневой.

История о незначившемся в списках герое говорит о том, что неизвестные страницы Великой Отечественной войны должны быть изучены и обнародованы.

Недооцененных героев Великой Отечественной войны еще много. История каждого из них должна быть тщательно изучена.

Все, что касается той далекой войны, память обо всех  погибших – это нужно не мертвым, это нужно нам, живым. Это нужно нам, молодым, получившим жизнь благодаря героям той далекой войны.

История 25-го защитника Дома солдатской славы исследована ученицей 9 класса МКОУ «Кировская СОШ» Сарпинского района РК Кикеевой Дианой Александровной при содействии многих людей (в том числе сотрудников музея-панорамы «Сталинградская битва» Мельник Л.В, Земляковой Л.В.) и помощи учащихся МКОУ «Кировская СОШ». Всем им выражается благодарность.

 

 

 

 
Яндекс.Метрика