На главную
Новости
Информация для посетителей
За знаниями - в музей
О музее-заповеднике
Научная деятельность
Виртуальные экскурсии
Карты
Музейные коллекции
Выставки
Виртуальные выставки
Музейное телевидение
Кинозал
Гостевая книга
Неизвестные судьбы Сталинграда
Отдел поисковой работы
Товарный знак
Противодействие коррупции
Наши награды
Наши друзья


Былушкин Александр Васильевич

     Я, Былушкин Борис Александрович, родился в городе Сталинграде 24.02.1933 г.

Из моих воспоминаний…

Посёлок завода «Баррикада». В 1942 году, во второй половине августа месяца была самая жестокая и массированная бомбёжка завода в дневное время, а посёлка - с утра до самого вечера. Всю ночь – обстрел из артиллерийских орудий и миномётов. В то время мне было 9 лет, но все события военных лет помню очень хорошо. 24 августа 1942 г. сильно горел завод «Баррикада», в тот день я впервые за долгое время разлуки увидел своего отца (Былушкина Александра Васильевича, 1902 г.р.) около дома, он был с группой рабочих. До этого отец пропадал на заводе, ремонтировал танки и стрелковое оружие к ним. Мать и две сестры погибли в развалинах двухэтажных домов посёлка. 25 – 26 августа отец с группой рабочих ушли в центр города к железнодорожному вокзалу, а я остался с соседями, которые уцелели, дядей Гришей и тётей Дусей Трегубовыми. У них было двое дочерей – Зина и Валя, да ещё я третий. Они меня от себя не отпускали. Около наших домов стояли 4 большие пушки, из которых военные целыми днями вели обстрел.  

Северо – восточная окраина Сталинграда. Нам интересно было смотреть и слушать всё происходящее вокруг. Один раз в день приезжала автомашина – полуторка, в которую мы, пацаны, с радостью бросали в кузов стреляные гильзы от снарядов. За это красноармейцы угощали нас кашей и давали кусочек хлеба. Получается, что мы тоже защитники Сталинграда.

26 августа мы с тётей Дусей пошли в центр города, чтобы встретить отца и узнать, что нам делать дальше? В городе на тот момент был настоящий ад – сплошные пожары и дым кругом. Шли мы по трамвайному пути мимо Мамаева кургана. Старались пройти как можно быстрей. Идти было небезопасно, так как по прямой на расстоянии 1 км и с Мамаева кургана до нас долетали всякие предметы. Но всё обошлось. В зелёном парке мы встретили красноармейцев, которые нам сказали, что была такая группа рабочих, но она вчера, т.е. 25 августа 1942 г., была отправлена в Мокрую Мечётку. С тех пор я отца своего больше не видел. Мы вернулись обратно, благополучно преодолели этот опасный участок мимо Мамаева кургана, который каждый день переходил то немцам, то нашим. Это была «мясорубка».

27 августа 1942 г. дядя Гриша и тётя Дуся начали быстро собираться, чтобы идти к Волге на переправу – это в районе Тракторного завода. Погрузили нас на деревянную баржу. Было очень тесно, много раненых, военных да ещё мы с мешками. Зацепил нас маленький колёсный пароходик под названием «Ласточка». Перевозил очень медленно. Было очень страшно. Нас обстреливали. Снаряды рвались рядом с баржей. Я боялся, что могут попасть в неё, а народу – встать негде, и я плавать совсем не умею. Сильно переживал. Но обошлось. Благополучно добрались до берега. Потом прошли лесом по острову, вышли к волжской протоке, переправились спокойно под прикрытием леса и двинулись к городу Ленинск. Переночевали, утром поступила команда: «Сбор всех на вокзале в Ленинске». Рано утром у вокзала народу было очень много. Дядя Гриша тоже был с нами. При обходе военного патруля у него проверили документы и забрали его от нас. Тётя Дуся  - в слёзы, я расстроился. В этот момент опять кричат: «Воздух! Воздух!» Налетели бомбардировщики, началась сильная бомбёжка, крик, паника. Потом кричат: «По вагонам!» Как могли, залезли в вагоны, и поезд тронулся. Смотрю, а дядя Гриша бежит за вагоном, кое – как успел запрыгнуть, и мы опять все в сборе. Счастье – то какое! Поезд шёл без остановок до самого вечера. Остановился он между озёрами Эльтон и Баскунчак. Справа по ходу  - высокий, сухой камыш, а слева – голая степь. Все выскочили из вагонов по нужде в камыш, а я отправился за водой к поезду. Иду с водой и опять слышу: «Воздух! Воздух!» Смотрю – а с хвоста поезда показались три звена по три бомбардировщика в каждом, точно идут на нас. Дядя Гриша схватил под мышку трёхлетнюю Валю, подлез под вагоны и побежал в степь, а я за ним. Успели пробежать метров 100, засвистели бомбы, мы упали на землю. После бомбёжки половина вагонов горела и была перевёрнута вверх колёсами. Много раненых, погибших и заживо сгоревших в камышах. Это был последний жестокий налёт на эшелон с беженцами из Сталинграда. Три дня по степи шли пешком, добрались до Саратова. В Саратове нас ждал хорошо оборудованный эшелон с утеплёнными вагонами. В вагоне были двухъярусные нары, печка и уголь. Поезд нас повёз в Ижевскую область в город Воткинск. В Воткинске нас расселили по квартирам. Дядя Гриша устроился на работу. Ему сразу выдали бронь, так как он – высококвалифицированный кузнец и нужен был для работы в тылу. Вот так закончилась наша Сталинградская эпопея.   

Прошло много лет. Я посылал письма и запросы, твёрдо знал и верил в то, что такие люди как воины-ополченцы  заводов «Баррикада», «Тракторного», участники боевых действий  в Мокрой Мечётке  в составе истребительного батальона НКВД  10-ой дивизии не могут быть безымянными. В неравной схватке с немецкими танками, конечно, погибли все, но ценой своих жизней батальон всё же замедлил стремительный прорыв танков к Волге. Это позволило Советской Армии сконцентрироваться на левом берегу Волги, организовать такое наступление наших войск, в результате которого немецкая группировка была окружена, частично уничтожена и взята в плен.

По моим запросам и письмам в 1990 году мне пришёл ответ из центрального архива МВД г. Москвы. В нем говорилось о том, что мой отец Былушкин Александр Васильевич ополченец завода «Баррикада» входил в состав истребительного батальона НКВД и погиб в Мокрой Мечётке. Останки этого батальона захоронены в большой братской могиле на Мамаевом кургане.

Я был на Мамаевом кургане 02.03.1915г., встретился с дирекцией и работниками Мамаева кургана. Беседа была очень душевной, получил много новых данных о моём отце, а главное, что его фамилия занесена в Книгу памяти и навечно высечена на гранитной плите. Его похоронили в малой братской могиле вместе с погибшими ополченцами завода «Баррикада».

Выражаю сердечную благодарность дирекции и работникам администрации Мамаева кургана за то, что они своей кропотливой работой увековечили память о моём отце. Низкий Вам поклон. С уважением Былушкин Борис Александрович.

 

 

 

 
Яндекс.Метрика