На главную
Новости
Информация для посетителей
За знаниями - в музей
О музее-заповеднике
Научная деятельность
Виртуальные экскурсии
Карты
Музейные коллекции
Выставки
Виртуальные выставки
Музейное телевидение
Кинозал
Гостевая книга
Неизвестные судьбы Сталинграда
Отдел поисковой работы
Товарный знак
Противодействие коррупции
Наши награды
Наши друзья

Костров Радомир Авенирович

В детстве, однажды, когда мой дед переодевался, я увидел его ноги. Его ноги были все в шрамах. В белых с красной окаёмкой шрамах. Детское любопытство и невольное удивление овладели мной. Я спросил дедушку: «Откуда у тебя дед эти шрамы»? И он ответил мне: «Сталинград,  внучек. Сталинград».

Я не знал еще этого слова. Но потом взрослее стал  расспрашивать своего деда про войну. Он с неохотой рассказывал про неё. Не любил он и фильмы про войну. Видно, много повидал того, чего не было в послевоенных художественных фильмах. Но однажды, за несколько лет до своей смерти, вспоминая свою боевую молодость, он стал вспоминать многое. Как простым молодым ещё мальчишкой в 17 лет в августе 1942 года попросился добровольцем на фронт в военкомате города Кирова. Сам он был с Вятской земли. Отец его был до революции сельским священником, а мать учительницей. В голодном 1924 году появился на свет и мой дед. Был пионером и комсомольцем. Перед самой войной поступил в школу ФЗО при локомотивном депо города Котельнич Кировской области. Решил стать машинистом паровоза. Но в 1941 году началась Великая Отечественная война. Все планы жизни были нарушены. Доучившись до 1942 года, мой дедушка Костров Родомир Авенирович понял, что «сидеть на броне» он не может. Нужно идти Родину защищать. Ребята из ФЗО посоветовали. Иди в военкомат. И дед пошел в военкомат. Там его встретили. Но сказали, потерпи парень еще полгода. Тебе нет 18 лет. Дедушка был в отчаянии. С ФЗО он ушел. Карточки на питание закончились. Что делать? Но нашелся добрый человек. В военкомате. Говорит, поедешь в погранвойска  НКВД? Вначале поедешь учиться в Москву. В пограничное училище. Так мой дед попал в пограничное училище НКВД СССР по Безбожному переулку в Москве. В «учебке» их стали готовить. Это был сентябрь 1942 года. В ясный погожий осенний день октября 1942 года пришел приказ. По вагонам. Никто из курсантов погранучилища не знал, куда их повезут. Только вагоны теплушек на Павелецком вокзале в Москве. Они еще не знали… Что их ждет?! А ждал их Сталинград.

Поезд передвигался тихо. Т.к. много «литерных» эшелонов приходилось срочно на фронт пропускать. Подъезжая к Саратову, в небе увидели впервые черные армады немецких бомбардировщиков. Воинский эшелон они не трогали, т.к. были высоко в небе. И вот Сталинградский фронт. По воспоминаниям моего деда Кострова Родомира Авенировича их молодых курсантов привезли на левый берег Волги в село Вязовка. Там после тяжелых боев они пополнили 91 и 98 пограничные полки. И вот горящий Сталинград. Переправа. Пикирующие «Юнкерсы». Страшный грохот. И рев. Полузамерзшая  Волга, вся в обломках и горящем бензине. Это был ад. А переправу надо было защищать. Немцы бросали и бросали все новые силы. Конец октября - начало ноября 1942 года. А пограничникам надо было стоять. Не на жизнь. А на смерть. Что бы защитить переправу через Волгу. В 79 пограничном полку убило в бою бойца. Его звали Михаилом. Он геройски защищал подступы к дороге жизни на Волге. И вот бойцы и товарищи моего дедушки Родомира Авенировича, стали называть моего деда Михаилом. В честь погибшего бойца. Т.к. имя Родомир для них было непривычным (тетя моего деда по матери была замужем за сербом). И «Миша» оправдал ожидание своих боевых товарищей. Ходил в атаку на фашистов. На Сталинградском заводе «Баррикада». Кругом все горит. Пылают руины домов. А ты ползешь. Ползешь!.. Что бы выжить. А в конце ноября 1942 года в общем контрнаступлении Красной армии на фашистов был тяжело ранен в ноги. Рядом разорвался немецкий снаряд. Дед вспоминал. Лежу в ушах звон от контузии. А  по ногам течет кровь. И боль невыносимая.

Потом госпиталь в Алма-Ате. Лечение  было тяжелое. Но, слава Богу, кости ног не перебило. Врачи выходили. Дедушка с любовью вспоминал старого военного хирурга Алма-Атинского госпиталя, который говорил: «ничего Костров, ты еще и на свадьбе своей спляшешь». И сплясал. После выписки из госпиталя в июне 1943 года командование пограничных войск послало моего деда доучиваться в Алма-Атинском пограничном училище. После окончания училища в ноябре 1943 года его послали на охрану Дальневосточных рубежей нашей Родины (на Дальневосточной границе СССР с Японией (Маньжурия-Маньжоу-Го). Участвовал в задержании шпионов и диверсантов на других участках Дальневосточной границы СССР во время Великой Отечественной войны 1944-1945 годы. В августе 1945 года их пограничная часть перешла границу СССР с Маньжоу-Го и принимала непосредственные боевые действия с милитаристской Японией. Дедушка с боями дошел до города Харбина в Маньжурии. После войны еще 12 лет служил в погранвойсках СССР по охране Государственной границы с Китаем. В 1956 году демобилизовался. Работал на производстве. Дошёл до директора и замдиректора крупного предприятия у нас в г. Хабаровске. Ушёл на заслуженный отдых в 1984 году. Но о Сталинградской битве помнил всю жизнь. Не забывал никогда Сталинграда. И боев, в которых участвовал. Перенес 4 инфаркта сердца и 30 стенокардий. Умер в 2006 году.

Алексей Костров

 

 

 

 
Яндекс.Метрика