Размер шрифта Цветовая схема

Алексей Васин: "Функция человеческой души - жертвенность"

Алексей Васин: "Функция человеческой души - жертвенность"

Не стало Алексея Викторовича Васина... Многим он известен как директор Музея-заповедника «Сталинградская битва», депутат Волгоградской областной думы. А для нас, сотрудников редакции газе­ты «Военный вестник Юга России», это прежде всего коллега, боевой товарищ. Алексей многие годы работал в газете. Именно она дала толчок его будущей карьере - публичного человека государственного масштаба. И вот теперь он ушёл навсегда и совершенно неожиданно... Ему был 51 год. В память о товарище мы публикуем интервью, которое он успел дать газете незадолго до смерти.

Этот разговор как-то сам собой вышел за привычные рамки беседы. Всё дело в собеседнике. Кандидат в депутаты Волгоградской областной думы по Дзержинскому одномандат­ному избирательному округу №15 Алексей ВАСИН (на снимке) отложил в сторону настырный телефон (нена­долго, правда) и вдруг заговорил о... детстве.

- Я ведь родом из Советского Со­юза. И если вы спросите меня, когда я был по-настоящему счастлив.

- Спрашиваю.

- Я отвечу: там, в детстве, в СССР. Я был счастлив, когда летний зной не утомлял, а бодрил. И мы с пацанами бежали босиком по горячей земле на речку. Помню ощущение восторга от тёплой пыли между пальцами ног. Как волны детского счастья, ликова­ния даже, нежно, как морской бриз, сотрясали тело... Сейчас, думаю, странно: море от нас было далеко, а бриз этот частенько накатывал.

- Как молоды мы были...

- Дело не только и не столько в нас. Мама была молода и здорова. Был жив отец, дедушки, бабушки, многие друзья... Жила страна, кото­рая нас воспитала и вырастила.

- А победил её красивый иност­ранный фантик ...

- Так получилось. Но что толку сей­час посыпать голову пеплом? А вот уроки из прошлого извлекать надо. Была великая Родина, чувство еди­нения многонационального народа, победившего в самой страшной и кро­вавой в истории человечества войне. Да, горько сознавать, что страну, ко­торую нам передали отцы и деды, мы не удержали. Купились, наивные, на джинсы и «жвачку». Это была самая настоящая трагедия. Статистический факт: в 1942 - 1943 годах валовый внутренний продукт в СССР был выше, чем, например, в 1992-м. А в 1944 - 1945 годах в воюющей стране был бездифицитный бюджет!

- Война истощила нашу экономи­ку. Колоссальные людские потери, разруха, затем восстановление, хо­лодная война, гонка вооружений.

- Да, истощила. А что касается раз­рухи... Она ведь, как сказал классик, «не в клозетах, а в головах». Вы зна­ете, когда отменили карточную систе­му снабжения населения товарами после Великой Отечественной? В де­кабре 1947-го. Вдумайтесь, мы у себя сделали это быстрее, чем англи­чане, которые от карточек на бензин, сахар, сладости и мясо отказывались мучительно и поэтапно, аж до 1954 года. В маленькой Чехии карточная система на основные продукты пита­ния с изменениями и дополнениями просуществовала до 31 мая 1953 года. Никто не спорит, проблем у СССР хватало - очереди, повальный дефи­цит.. Но на большинстве руководя­щих постов тогда не работали даже, а пахали крепкие, двужильные мужи­ки, которые агрессивно любили Ро­дину, которым «за державу было обид­но». Ведь природная сущность чело­веческой души, считаю, - не брать, а отдавать. Это жертвенность. Пример - сталинский нарком финансов Арсений Зверев. Когда началась война, этот мало кому известный человек мол­ниеносно перевёл экономику на во­енные рельсы, сохранил и удержал на краю пропасти всю финансовую систему страны. Имевший поистине «звериный нюх» на толковые кадры, Сталин позволял Звереву даже пе­речить себе и частенько соглашался со своим наркомом.

Мало кто знает и следующий факт: государство во время войны щедро платило своим героям. За сбитый одномоторный самолёт лётчик полу­чал тысячу рублей, за двухмоторный - две. Подбитый вражеский танк оце­нивался в пятьсот рублей. Убеждён, что Арсений Григорьевич был одним из главных творцов Победы, наряду с полководцами и солдатами Вели­кой Отечественной. Такие как он - безусловный пример для подража­ния. Так что чувство Родины - это не пресловутые берёзки, а ответствен­ность за порученное дело, за резуль­тат, за подчинённых тебе людей (а значит, за свою страну) и пахота до седьмого пота. А на заслуженном от­дыхе можно и к берёзкам.

- В девяностые годы прошлого века наша страна тяжело болела. Люди тянулись к запретным запад­ным «плодам» ...

- Многие украинцы в 2014-м тоже потянулись за европейской мечтой. И что получили? Политтехнологи (за­падные и доморощенные) вновь об­вели народ вокруг пальца и вот-вот оставят его вовсе у разбитого коры­та. Проблем у всех хоть отбавляй, но прививка, которую наша страна полу­чила тогда, и свежий украинский при­мер должны научить всех одной про­стой истине: свою Родину нужно це­нить, любить и лечить (если требует­ся) самим, без помощи «левых» док­торов. Никто за нас это не сделает.

Вспоминаю, как моя бабушка всю свою жизнь плакала, когда по теле­визору показывали парад. Наряду с этим она до своего последнего дня всегда подавала милостыню тем, кто просил: странникам, увечным людям, даже пьяницам... Думаю, так в ней проявлялось чувство сопричастности не только к хорошему, гордому и слав­ному, но также к язвам и порокам Родины.

Тогда, в девяностые, многие даже не заметили, как исказилась шкала наших ценностей. Откосил от армии - герой, рэкетнул ближнего - красав­чик. Даже здесь, в Волгограде, мо­лодёжь в это смутное время редко засматривалась на Родину-мать, на Мамаев курган мало кто ходил.

- А сейчас как с посещаемостью?

- Растёт. И существенно. Но тут ведь важно не только количество, а каче­ство. Я часто заглядываю в глаза лю­дям, когда они покидают Мамаев кур­ган, музей-панораму. Это другие гла­за, другие люди. Значит, экскурсово­ды ответили на их запрос качествен­но, значит, душа горделиво вздрогну­ла от осознания подвига поколения Победителей. Ведь именно здесь про­стые советские люди, вчерашние ра­бочие и колхозники, намертво упёр­лись ногами в Волгу, бульдожьей хваткой держали берег. И выстояли, и победили в беспримерной схватке с врагом, потому что за Волгой для них земли не было. Потом, после мая 45-го, они не почивали на лаврах, а, как каторжные, рвали жилы и с пес­нями подняли страну из руин.

- Патриотами не рождаются...

- Считаю, что воспитание патрио­тизма должно стать повсеместной внут­рисемейной культурой. Молодых лю­дей нужно учить поступательно, без кавалерийских наскоков. Сначала прививать любовь к мамам-папам, дедушкам-бабушкам. Процесс этот сложен и долог, но он идёт. Только «Бес­смертный полк» чего стоит. Дрожь по телу, и дыхание от волнения становит­ся прерывистым, когда видишь не­скончаемые колонны с портретами фронтовиков родных сердцу каждого. Идут папы с детьми на плечах, моло­дые девушки и парни, инвалиды на колясках едут. А ушедшие в вечность герои гордо парят и взирают сверху на своих потомков... Настоящий патрио­тизм не тот, за который в школе ставят пятёрки. Это уже другая субстанция, потребность души, если хотите.

- Важно кто и как учит?

- В нашей школе начальную воен­ную подготовку преподавал капитан в глубокой отставке Владимир Ильич Шумилин. Это был полный, красно­лицый человек. Он сильно хромал и не любил высокопарной болтовни. Он говорил мало, но если начинал, весь класс замирал, открыв рты. Он брал Берлин в 1945-м. Я помню всё, что он нам рассказывал.

Когда я сам стал отцом, фронто­виков ещё было довольно много. 9 Мая они формировали свои колон­ны. Шли весомо и торжественно. Звон от их орденов-медалей я слышу до сих пор. Старшие дети - сын и дочь - всегда в это время были со мной. Те­перь в День Победы у них нет других важных дел, кроме «Бессмертного полка». Такая вот метафизика.

- Алексей Викторович, вы ведь и сами служили в Вооружённых Силах, сначала солдатом, потом курсантом, офицером. Участвовали в контртер­рористических операциях на Север­ном Кавказе, работали в правитель­стве Чечни, восстанавливали эту рес­публику. Затем руководили комитетом по делам культуры администрации Волгограда, филиалами ВГТРК в Пя­тигорске и Архангельске. Знаю, что на­грады у вас есть, и боевые в том чис­ле, почему никогда их не носите?

- Я выбрал свой путь и ни о чём не жалею. Что касается наград. Они есть, но носить их, пока жив хоть один ветеран Великой Отечественной, я не буду. Мне до их орденов не дотянуть­ся никогда. Дальнейшее - без ком­ментариев.

- У вас постоянно звонит теле­фон. Вы всё время принимаете ре­шения, выслушиваете людей, отлу­чаетесь к ним. Вам говорили, что вы похожи на безотказный многоцеле­вой боевой самолёт?

- (Смеётся). Про самолёт не по­мню, а вот цель я вижу. Точнее, цели. Теперь по поводу телефона и отлучек. В одной семье тяжело болеет ребё­нок - ДЦП. Весь наш коллектив Му­зея-заповедника «Сталинградская битва» помогает, чем может. Отлучал­ся к ветерану, ему ходить тяжело, а увидеться надо. Ещё одно дело мне поручили недавно - от «Единой Рос­сии» я стал координатором партийно­го проекта «Городская среда». Выде­ляются средства на облагораживание общедомовых территорий - рабочие строят детские площадки, создают

удобства для инвалидов и людей с ограниченными возможностями. В общем, в прямом и переносном смыс­ле делаем дворы светлей.

- Нужна житейская культура?

- Именно. Нужны и единение, и порыв. Это ведь всё наше - Родина, город, двор. Закрываться от всех в скорлупе собственных квадратных метров (дескать, меня не касается) - проигрышный вариант. Вспомните Советский Союз: на субботники люди шли гурьбой, в гости друг к другу хо­дили, застолья, песни. Я бывал за границей. Так вот иностранцы ценят нас больше, чем мы сами. Парадокс? Нет, повод задуматься.

А культура - она ведь разная, как и все мы. Но народный запрос на вечные ценности есть и будет всегда. Одному достаточно научиться плевать далеко и точно, другой грезит лицез­реть Тициана в подлиннике... Приве­ду пример. В блокадном Ленингра­де, когда экспонаты и полотна вели­ких мастеров эвакуировали из Эр­митажа в Свердловск, на стенах ос­тались висеть только пустые рамы. Вы думаете, экскурсии прекрати­лись? Нет! Научный сотрудник музея Павел Филиппович Губчевский вспо­минал, что он неоднократно подво­дил к ним группы людей и, указывая на голые стены, рассказывал, что и как было изображено на отсутствую­щем холсте. Так врачевались и вы­живали истерзанные культурным го­лодом души.

- От чего сейчас замирает ваша душа? Волны восторга, как в дет­стве, накатывают?

- От хорошо сделанного дела. От общения с семьёй, друзьями, с мате­рью. Она - святая женщина. К чему ни прикоснётся - всё расцветает. Сельс­кая жительница, в 59 лет мама впер­вые получила водительские права. Теперь комбикорм и зерно сама во­зит: цыплят-утят выращивает. А ког­да-то 18-летней девчонкой без раз­думий рванула за отцом на Дальний Восток и сполна делила с ним тяготы его лётной службы.

- Вы чего-нибудь боитесь в жиз­ни?

- На боязнь времени нет. И слово это мне не нравится. Я хочу пройти свой отрезок земного пути так, чтобы моим детям никогда не было стыдно за их отца...

Записал Станислав НИКОНОВ

«Военный вестник Юга России» № 33, сентябрь 2018 г.

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151