Размер шрифта Цветовая схема
RU

В.Н. Голубкин. "Тацинский рейд"

В поселке Тацинский Ростовской области издавна стоит памятник – советский танк Т-34, водруженный на постамент. На постаменте надпись «Слава героям танкистам-тацинцам!». Какой подвиг совершили советские танкисты, за какие заслуги увековечена их память в грозной боевой машине?

Декабрь 1942 г. Уже несколько недель войска 6-й немецкой армии Паулюса были заперты в районе Сталинграда в стальном кольце советского окружения.

По плану операции «Сатурн» войска Юго-Западного и Воронежского фронтов должны были нанести глубокий удар на Ростов-на-Дону. В случае успеха операции создалось бы ещё одно кольцо окружения, в котором оказалась бы и группировка противника, находившаяся на Северном Кавказе. Но начавшееся наступление Манштейна заставило советское командование внести изменения в планы операции. Директива Верховного Главнокомандующего от 13 декабря предлагала нанести главный удар не на юг, как предполагалось вначале, а на юго-восток, в направлении Нижний Астахов и Морозовск. Нанести его должны были 1-я и 3-я гвардейские армии Юго-Западного фронта.

16 декабря 1942 г. после артиллерийской подготовки советские войска перешли в наступление. Для увеличения темпа прорыва в сражение были введены четыре танковых корпуса.

24-й танковый корпус имел особую задачу. Его целью должны были стать поселок и железнодорожная станция Тацинская – место сосредоточения крупных складов боеприпасов и продовольствия. Но главное – поблизости находился один из крупнейших аэродромов, с которого вражеская авиация снабжала окруженную группировку Паулюса. Уничтожению этого аэродрома командование советских войск придавало особое значение.

Ставя боевую задачу, командующий Юго-Западным фронтом И.Ф. Ватутин приказал командиру корпуса генерал-майору танковых войск Баданову – при действиях в глубоком тылу противника в затяжные бои не ввязываться, главное – внезапный удар по Тацинской.

Василий Михайлович Баданов не был новичком в военном деле. Службу он начал еще в годы I Мировой войны. Затем, в рядах Красной Армии, сражался на различных фронтах Гражданской войны. Став кадровым военным, в 20-е – 30-е г.г. прошел путь от командира роты до командира танковой дивизии. Не впервой было ему участвовать и в операциях в тылу противника.

Но сейчас задача по сложности превосходила все предшествовавшие. Корпусу необходимо было преодолеть 250-300 км, в условиях суровой зимы, когда мороз достигал 25 градусов, а глубина снежного покрова превышала 1 м. По пути предстояло подавлять сопротивление противника, уничтожать его резервы, срывать работу вражеских штабов, нарушать связь между частями, отрезать пути подвоза боеприпасов, топлива, продовольствия.

Все эти задачи корпус должен был решать в отрыве от своих войск, без снабжения, практически без связи. Из-за удаленности аэродромов 17-я воздушная армия генерал-майора С.А. Красовского, которая должна была прикрывать корпус с воздуха, могла сделать это надежно только до середины пути.

К тому времени в 24-й танковый корпус входили три танковых и одна мотострел-ковая бригады, отдельный гвардейский минометный дивизион, зенитно-артиллерийский полк и другие части. Такое крупное соединение было сложно замаскировать в открытой заснеженной степи.

Командованию корпуса – и самому Баданову, и начальнику штаба полковнику А.С. Бурдейному и другим офицерам – приходилось брать в расчет все эти вопросы.

Однако корпус был готов к выполнению боевой задачи. Он был полностью укомплектован, хорошо экипирован и вооружен. Танки «Т-34» составляли большую часть его техники. Заранее были продуманы поиски путей в голой степи, способы уберечь людей от обморожения, подготовлены отряды саперов для расчистки минных полей. Боевой дух личного состава был как никогда высок.

17 декабря 1942 г. в 14.00 корпус начал переправу через Дон. Остаток дня и всю ночь части корпуса продвигались по направлению к Твердохлебово. Впоследствии марши совершались в основном по ночам, чтобы избежать налетов вражеской авиации. Днем приходилось наступать отдельными группами по разным дорогам.

По пути корпус громил встречавшиеся ему части и гарнизоны противника, истреблял его живую силу, захватывал его вооружение, боеприпасы и транспортные средства. Так, при освобождении станицы Маньково-Калитвенской, в ней было захвачено 300 исправных грузовых автомобилей. Они были тут же переданы 24-й мотострелковой бригаде.

23 декабря после ожесточенного боя, длившегося почти сутки, была очищена от противника станица Скосырская. Путь на Тацинскую был открыт.

Вечером Баданов собрал в Скосырской на совещание командиров бригад. Необходимо было решить – наступать на Тацинскую немедленно, или ждать, пока подтянутся отставшие по дороге части. Люди были до предела измотаны непрерывными боями. Нужно было также привести в порядок материальную часть, пополнить боекомплект, заправить горючим машины.

И все же было решено атаковать без промедления..

Советское командование внимательно следило за успехами танкистов. По воспоминаниям известного советского авиаконструктора Яковлева, накануне ему позвонил сам Верховный Главнокомандующий и сообщил, что наш танковый корпус вышел к крупному немецкому аэродрому. Сталина интересовало – как, с минимальными затратами, за короткое время можно вывести из строя как можно большее число вражеских самолетов. Посовещавшись с наркомом авиационной промышленности Шахуриным, Яковлев предложил наносить удары по хвосту самолетов, как самой важной и одновременно уязвимой части управления крылатой машиной. Его совет оказал большую услугу советским воинам.

К рассвету 24 декабря под прикрытием густого тумана корпус скрытно занял исходные позиции. Главный удар наносили танковые бригады: 4-я гвардейская с северо-запада и 130-я – с востока. Их поддерживала 54-я танковая бригада и стрелковые подразделения корпуса. В 8.00 был дан сигнал к атаке.

Расчет командования корпуса оказался верным. Противник не ожидал увидеть на своих флангах советские танки. Уже через час железная дорога Морозовск-Тацинская была перерезана воинами 130-й танковой бригады. С запада оборону противника ломала 54-я танковая бригада. На северной окраине Тацинской действовала 4-я гвардейская бригада. Советские танкисты беспощадно уничтожали остатки вражеского гарнизона, не давая нигде укрыться, расстреливая его из орудий и пулеметов, давя гусеницами, сметая на своем пути укрепления и артиллерийские батареи противника.

К 10.30. утра Тацинская была в руках советских воинов. Практически одновременно началась атака на немецкий аэродром на южной окраине поселка. Как вихрь ворвались на него танковые батальоны капитанов И. Линника и М. Нечаева из 130-й танковой бригады. В это время аэродром жил своей будничной жизнью. Большая часть летчиков и обслуживающего персонала еще находилась в землянках, некоторые самолеты механики готовили к вылету. Появление советских танков произвело на врага впечатление внезапно разверзшегося ада. Недаром впоследствии статья одного из уцелевших в тот день летчиков Курта Штрайта, появившаяся в 1952 г. в газете «Ди дойче Зольдатенцайтунг», так и называлась – «О тех, кто вырвался из преисподней».

Танки на полном ходу били из орудий по самолетам. Паника, поднявшаяся в стане врага, была невообразимой. Выскакивая из землянок, гитлеровские пилоты бросались к своим машинам, но немногие успевали добежать до них. Следуя совету, полученному от Верховного командования, танкисты устремились к самолетам, стоявшим на взлетных площадках, тараня и круша их хвостовую часть.

Только к 17.00 бой на аэродроме и в поселке затих. В результате было уничтожено свыше 3, 500 солдат и офицеров противника, 50 орудий, 15 танков, 73 автомашины. Было захвачено более 300 вражеских самолетов ( из них пятьдесят в разобранном виде – в эшелоне на станции), склады с горючим, боеприпасами, продовольствием, вещевым имуществом. В тот же день на имя командующего фронтом и командующего 1-й гвардейской армией была отправлена шифротелеграмма о выполнении поставленной задачи.

За победу корпус заплатил серьезными потерями. Из 159 танков, участвовавших в начале рейда, в строю осталось 39 Т-34 и 19 Т-70. Оставалось мало боеприпасов, на исходе было горючее. Значительно поредели ряды бойцов и командиров.

Противник был разъярен потерей важной железнодорожной линии Лихая-Сталинград и, в особенности, - аэродрома в Тацинской. Гитлер лично приказал не выпустить живым ни одного советского танкиста. Против 24-го танкового корпуса немецкое командование бросило танковую и пехотную дивизии. Заняв прочную оборону, советские воины приняли бой.

С 25 декабря враг упорно штурмовал позиции корпуса. Самые тяжелые бои пришлись на 27 декабря, когда гитлеровцам удалось вклиниться в оборону 24-й мотострелковой бригады. 130-я танковая бригада контратаковала противника. В этом бою совершил свой подвиг капитан М.Е. Нечаев. Когда его тридцатьчетверка была подбита, в последнем отчаянном броске он направил её на вражеский танк и таранил его. Обе машины взорвались. Когда фашистам удалось ворваться на аэродром, их встретила рота старшего лейтенанта А. Тимченко из 54-й танковой бригады. Почти вся она, во главе со своим командиром полегла в бою, но отбила атаку противника.

В самый разгар боев была получена телеграмма от Военного Совета Юго-Западного фронта о преобразовании корпуса в гвардейский.

Однако положение становилось все серьезнее, возникла реальная угроза окружения. Получив разрешение командования фронта, Баданов решил пробиваться на север, к своим тылам. Отчаянно не хватало горючего, и танкисты вышли из положения, создав под руководством инженер-подполковника В.И. Орлова необходимую смесь, взяв за основу… трофейный авиационный бензин. 28 декабря части корпуса прорвали вражеское кольцо и уже к полудню были в Ильинке, расположении своих войск.

Так завершился легендарный Тацинский рейд. За 10 дней боев воины 24-го, а ныне 2-го гвардейского, танкового корпуса истребили 11тыс. 292 солдата и офицера противника, 4 тыс. 769 взяли в плен, уничтожили и захватили 84 танка и 106 орудий. Танкисты и зенитчики корпуса уничтожили в общей сложности 431 самолет. Разгром Тацинского аэродрома фактически сорвал план «воздушного моста», по которому враг намеревался поддерживать свою окруженную группировку в районе Сталинграда.

Верховное командование и советское правительство высоко оценили этот подвиг. Командиру корпуса Баданову было присвоено очередное воинское звание «генерал-лейтенант танковых войск». Он, первым в Советской Армии, был награжден орденом Суворова II степени. Капитану Нечаеву было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Орденом Ленина были награждены командир 130-й танковой бригады подполковник Нестеров, командир батальона 4-й гвардейской бригады майор Бибиков, орденом Красного Знамени – начальник штаба корпуса полковник Бурдейный, командир мотострелкового батальона майор Будрин и многие другие. Все участники рейда получили медаль «За оборону Сталинграда».

В боях за Родину 2-й гвардейский танковый корпус совершил ещё немало славных дел. Он прошел долгий путь от Сталинграда до Кенигсберга, сражаясь с врагом под Харьковом, Белгородом, Прохоровкой, освобождая Ельню , Минск и Вильнюс. Двенадцать раз Верховный Главнокомандующий выносил благодарность воинам этого соединения.

Но именно тот бессмертный рейд навек прославил подвиг воинов-танкистов, дав их грозному соединению гордое имя – «Тацинский».



Старший научный сотрудник экспозиционного отдела ВГМП «Сталинградская битва» В.Н. Голубкин

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151