Размер шрифта Цветовая схема
RU

Последний аккорд Сталинградской победы ("Городские вести" от 28 октября 2010 г.)

Несколько дней назад ушел из жизни Федор Михайлович Ильченко, почетный гражданин города-героя Волгограда, имя которого вошло в историю Сталинградской битвы. В последний январский день 1943 года он возглавил парламентерскую группу офицеров, которой было поручено предложить противнику сложить оружие и прекратить огонь. В составе офицеров из 38-й мотострелковой бригады в подвал универмага спустился и старший лейтенант Ильченко.

Это не подвал, а штаб

До последних дней почетный гражданин города-героя Волгограда Федор Михайлович Ильченко вспоминал, как он, 22-летний помощник начальника оперативного отделения штаба 38-й мотострелковой бригады, участвовал в первом за всю историю вермахта пленении немецкого генерал-фельдмаршала.

Корреспонденты любили спрашивать, понимал ли он историческое значение тогдашнего события. Фронтовик отвечал, что нет. Была безмерная усталость, в Сталинграде стояли ужасные морозы, 38-я бригада вела нескончаемые, тяжелейшие бои, и у бойцов не было возможности поспать хотя бы часок. Но больше всего угнетали ужасающие потери боевых товарищей.

– Началось с того, что среди пленных немцев оказался переводчик штаба немецкого армейского корпуса. Он отлично владел русским, румынским, польским и немецким языками, но что самое ценное – знал в лицо многих немецких офицеров, – рассказал Федор Ильченко в одном из газетных интервью.

Переводчика звали Феликс Фрике. Он проявил готовность к сотрудничеству, потому его держали при штабе бригады. Питался Фрике на кухне наравне с солдатами. Однажды в группе изможденных немецких пленных он опознал переодетых в солдатскую форму офицеров. От них и удалось узнать: все приказы исходят из подвала универмага на площади Павших Борцов.

"Воспитательный" обстрел

К вечеру 30 января, выбив немцев из близлежащих зданий, подразделения 38-й мотострелковой бригады, вспоминал Ильченко, вышли к южной окраине этой площади и заняли позиции. Но атаку отложили до утра: сказывалась усталость.

– В это время с переднего края сообщили: от немецких позиций возле универмага кто-то подает сигналы фонариком и кричит, что хочет встретиться с советскими парламентерами. Посоветовавшись, решили с офицерами идти туда, предварительно отдав приказ нашим бойцам не стрелять. Но не тут-то было, – объяснил ветеран. – Не успели мы пройти и двадцати метров, как поднялась перекрестная стрельба. Пришлось возвращаться. С воспитательной целью позиции немцев подвергли двадцатиминутному минометному обстрелу. Когда пыль и дым рассеялись, немец опять начал подавать сигналы. Посовещавшись, офицеры решили повторить попытку. Капитаны Морозов, Рыбак и Гриценко, старшие лейтенанты Кокорев, Межирко, Ильченко в сопровождении нескольких автоматчиков на сей раз без приключений добрались до универмага.

По минному полю

Их встретил немецкий капитан. Как удалось установить позже, это был переводчик Паулюса Борис фон Нейдхард. Он сообщил, что командование окруженной группировки хочет вести переговоры с представителями русского командования.

– Я ответил, что должен увидеть, кто собирается вести переговоры с немецкой стороны, есть ли у него полномочия для их проведения, — объяснил Федор Михайлович. — Немец согласился провести нас в подвал универмага, но мешало минное поле. Когда указали проход и мы подошли к зданию универмага, распахнулась металлическая дверь. За ней по обеим сторонам широкого коридора стояла толпа — иначе не скажешь — немецких солдат и офицеров. Оборванные, грязные, как разительно они отличались от немецкого солдата образца 1941 года!

Встреча с Паулюсом

Внутрь пропустили только переводчика Паулюса, офицера связи Межирко и Ильченко. Ведь он получил приказ командира 38-й мотострелковой бригады Бурмакова: лично убедиться в том, что Паулюс находится в универмаге. Сопровождающий привел их в большую комнату, где находился генерал-майор Росске, командир 71-й пехотной дивизии. Тот принял на себя командование войсками в южном котле после того, как Паулюс сложил с себя полномочия к командующего 6-й армией.

– Представившись, Росске объяснил, что хочет встретиться с советскими военными чинами высокого уровня для решения вопроса о капитуляции. Я стал настаивать, чтобы меня провели к генерал-полковнику Паулюсу, так как только в этом случае смогу передать условия немцев своему командованию. Росске холодно заметил, что Фридрих Паулюс уже произведен в генерал-фельдмаршалы, и вскоре после, некоторых колебаний пригласил нас пройти в другое помещение, – записал в своих воспоминаниях защитник Сталинграда Ильченко.

Росске отодвинул импровизированную дверь в виде куска ткани, и парламентеры вошли внутрь небольшой чистой комнаты. На большом столе, покрытом зеленой бархатной скатертью, стояла солдатская лампа-коптилка, сделанная из снарядной гильзы, на кушетке у стены – аккордеон. Рядом на койке сидел пожилой небритый мужчина – это и был Фридрих Паулюс. Мундир висел на стуле. Паулюс усталым взглядом посмотрел на вошедших, обменялся несколькими фразами с Росске.

– Я понял, что меня представили как русского парламентера. Паулюс согласно кивнул мне головой. Мы вышли, и вместе с нами вышел Росрке.

Конец 6-й армии

Наши солдаты, которых немцы остановили у входа в подвал, по портативной рации передали в штаб бригады сообщение о захвате Паулюса. Вскоре в подвал универмага начали прибывать наши офицеры.

Начальник штаба 64-й армии генерал-майор Ласкин принял капитуляцию южной группировки немецких войск. Акт о капитуляции, заранее составленный Ласкиным, подписал командующий этой группировкой генерал-майор Росске.

А 2 февраля сдалась северная группировка немцев. Так 6-я немецкая армия прекратила свое существование. Сталинградская битва закончилась полной победой советских войск.

...После Сталинграда Федор Михайлович Ильченко прошел долгий путь по дорогам войны, имел ранения, отпраздновал Победу, узнал счастье мирной жизни. До конца жизни он работал с молодежью, и совсем недавно волгоградцы слышали его голос в ходе телемоста Киев — Волгоград.

Вместе и воевали, и поднимали страну

Сегодня об утрате своего боевого товарища скорбят и трое однополчан Федора Михайловича, которые в те грозные январские дни были рядом с ним в подвале Центрального универмага, а сегодня живут в нашем городе.

Один из них — Петр Васильевич Алтухов, младший сержант, наводчик противотанкового оружия отдельной разведывательной роты 38-й бригады, родился в Среднеахтубинском районе, где после окончания 6-го класса работал в колхозе. В состав мотострелковой бригады он вошел во время срочного призыва 4 августа 1942 года. – Никогда не думал, что буду охранять командующего 6-й немецкой армии. Была гордость за то, что загнали его сюда, и был страх, что эти грозные вояки могут в любую минуту выстрелить, – так рассказывает Петр Васильевич об этих памятных днях на встречах с молодежью.

Константин Александрович Мелихов тоже наш земляк. Минометчик 38-й мотострелковой бригады родился в районе Горной Поляны, и линия фронта проходила недалеко от его дома. Чаще всего ветеран вспоминает самые тяжелые бои – за центр города. Здесь у Сурских бань погиб храбрейший командир минометного батальона Хрыкин. Похоронили его на площади Павших Борцов, которую немцы называли красивой площадью.

В глазах ветерана Мелихова до сих пор стоит картина, как немцы подло стреляют в парламентеров. И не забывается мужество наших офицеров, все-таки спустившихся в подвал универмага, где первоначально размещался госпиталь для высшего офицерского состава, а затем штаб 6-й немецкой армии.

А разведчик-корректировщик Василий Кузьмич Фоменко прибыл в 38-ю бригаду из 148-го запасного полка, когда та находилась на переформировании за Волгой. Парню едва исполнилось девятнадцать лет: за эти годы он успел окончить ремесленное училище № 11 и поработать на заводе "Баррикады". Пережил страшную Сталинградскую бомбежку 23 августа 1942 года, когда плавилась земля и горела Волга.

С детства его отличало неуемное желание все знать, за все отвечать, везде успевать. Он и в подвал универмага пробрался одним из первых. Василий Кузьмич и сегодня морщится, вспоминая стойкий запах мертвых тел в подвале. А на столе в комнате Паулюса сверкал перламутром аккордеон, напоминая о прошедших праздниках...

Сейчас Василий Кузьмич, как и подобает старому солдату, всегда подтянут и побрит. По дому управляется сам, хотя здоровье подводит, глаза не видят. Но память не подводит никого из наших земляков. Они хорошо помнят своего боевого товарища Федора Михайловича Ильченко и понимают, что фронтовое братство связало их навечно. Вместе они победили хорошо вооруженную, обученную, оснащенную, умеющую сражаться немецкую армию, да и в мирной жизни не подвели.

Наталья Силантьева,

старший научный сотрудник

музея-заповедника "Сталинградская битва"

"Городские вести" от 28 октября 2010 г.

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151