Размер шрифта Цветовая схема
RU

Женщина, снимавшая войну ("Городские вести" от 20 июля 2010 г.)

В дни Сталинградской битвы фотокорреспондент журнала "Фронтовая иллюстрация" Галина Санько снимала историю войны даже в 30-градусный мороз. Внимание посетителей музея-заповедника "Сталинградская битва" часто привлекает один из экспонатов — летная маска и фотография миловидной женщины — фотокорреспондента Галины Захаровны Санько. В суровую зиму 1942—1943 годов она находилась в Сталинграде и в этой подаренной летчиками маске фотографировала в 30-градусные морозы.

Кем угодно, только на фронт!

Фотографировать для прессы она стала задолго до войны. Просматривала однажды подшивки журналов "Огонек" и "Прожектор", где было много снимков женщин-репортеров, и решила, что тоже так может. Разыскала курсы фотодела, потом работала лаборантом в редакции газеты "Водный транспорт": ей посчастливилось запечатлеть встречу челюскинцев во Владивостоке, отправиться к зимовщикам острова Врангель на ледоколе "Красин", побывать на Командорских островах.

Когда началась война, перед Галиной встал выбор: учиться санитарному делу или водить грузовик? Она получила обе профессии. Но истинное воинское призвание нашла все-таки в фотографии.

Сопровождая советские войска, Галина Санько снимала будни войны в Подмосковье, в брянских лесах, в донских степях, г разрушенном, но выстоявшем Сталинграде. Здесь она старалась запечатлеть на пленку все: испепеленный город, трупы немецких солдат, военнопленных. Она старалась подчеркнуть символику происходящих событий, и одни снимки получали трагическую обличительную окраску, а другие поднимались до уровня сатиры.

Самая памятная съемка произошла в незабываемый день, когда советские войска начали уничтожение группировки Паулюса. Санько снимала на командном пункте известных военачальников Рокоссовского и Батова. Конечно, она запечатлела и митинг победителей, который состоялся 4 февраля 1943 года на площади Павших Борцов в Сталинграде.

Самолет от генерала

Война подарила Галине Захаровне множество встреч, которые она запечатлела и в памяти, и на снимках. А позже рассказала:

– После победы на Курской дуге, освобождения Орла и Белгорода надо было срочно доставить снимки в Москву. И вот испытанным способом я голосую на дороге, чтобы добраться в столицу. На мое счастье навстречу идут пять "виллисов". Остановились, я бросилась к легковым машинам и вижу: в них генералы, у одного три звезды. Предъявляю документы, волнуюсь, говорю, что мною сняты фотокадры об освобождении Белгорода и нужно срочно доставить их в Москву.

– Так что же вы хотите? – спросил генерал с тремя звездами.

– Мне нужен самолет до Москвы!

– А почему вы ко мне обращаетесь?

– Я не знаю, кто вы, но ваши звездочки говорят о многом. Ведь бои идут уже в Харькове. Мне нужно слетать в редакцию и успеть туда... Генералы заулыбались:

–Неужели в Харькове? А мы-то и не знали. Давайте бумагу!

Галина быстро подала блокнот, и генерал написал: "Тов. Захаров! Прошу выделить тов. Санько самолет для полета в Москву".

– И обратно, – расхрабрилась она.

Генерал приписал: "...И обратно. Конев".

Прочитав фамилию, наша героиня ахнула. Столько слышала о нем, знала, что он командует фронтом, а так близко увидела впервые.

Как "освободили" фотографию

Фотокорреспондент Санько была дважды тяжело ранена. Когда Галина Захаровна летела в только что освобожденньй Петрозаводск на хрупком фанерном У-2, самолетик упал где-то под Тихвином Она схватила фотоаппарат, засняла поврежденный самолет и только потом ощупала руки и ноги: целы ли? А на такую мелочь, как перекошенная и посиневшая от удара челюсть и мелкое крошево зубов, внимание тогда никто не обращал.

– В Петрозаводске девушки-комсомолки рассказали мне о лагере, в котором были заключены маленькие дети. Я направилась туда и вскоре увидела за колючей проволокой бараки. Испуганные дети с недоверием смотрели на меня недетскими глазами. Я пыталась с ними заговорить, но они упорно не отвечали. Сделав несколько фотографий, я прошла к воротам. И вдруг какая-то девочка позвала меня: "Тетя!" Другие ребята следом заплакали, повторяя сквозь слезы: "Мама..."

Здесь были дети не только из Карелии, но и из Ленинградской области. Сразу отправить их в тыл было невозможно, так как город был освобожден только со стороны озера, кругом еше были фашисты. А снимок Санько "Узники фашизма" быстро облетел страну, а позднее был представлен на Нюрнбергском процессе как доказательство вины фашистских преступников.

Но потом его запретили печатать, а Галину Санько обвинили в "попытке извратить историческую правду о войне". На редакционной летучке ее коллеги возмущенно вопрошали: "Почему запечатленные на снимке советские дети – маленькие, худенькие, несчастные, оборванные и выглядят столь обреченно? Где несокрушимая вера в победу, в завтрашний день, в силу, мощь Красной армии? Где испепеляющая ненависть к оккупантам, в борьбе с которыми по призыву товарища Сталина наряду со взрослыми участвуют тысячи пионеров и школьников?". Снимок пролежал в архиве 20 лет. "Освободили" фотографию лишь 9 мая 1966 года.

Победная улыбка

Тогда же Галина Санько сумела разыскать малышку Клаву – ту, что стояла на фото "Узники фашизма" в самом переднем ряду перед проволокой. Но это была уже не Клава, а Клавдия Александровна Нюппиева, кандидат биологических наук. Чтобы снова заснять свою героиню, Санько помчалась в Петрозаводск и запечатлела ее вместе с детьми. Так появилась фотография "20 лет спустя".

Эти две работы были представлены на Международной выставке "Интерпрессфото-66" в Москве, где Галину Санько отметили золотой медалью выставки.

Очень интересна и история создания снимка "Зенитчица Лена". Галина Санько познакомилась с Леной Ивановой на вокзале в Воронеже сразу же после возвращения с войны. Вместе девушки отправились в Вознесенское – родное село Лены. Шаг зa шагом корреспондент снимала историю возвращения фронтовички домой: мамины объятия, встречу с родными, встречу в родной школе.

А однажды девушки гуляли на берегу озера и увидели лодку. Лена устроилась на корме, мальчишки нарвали водяных лилий. Галина сделала несколько кадров. Так появилась фотография, которая вызвала многотысячный поток писем. Галина Санько очень любила этот снимок, который как бы подводил итог ее работы по военной теме. Она была уверена:

– О победе можно рассказать по-разному. Но светлая улыбка зенитчицы Лена, вернувшейся с фронта, лучше всего говорит о победе, о счастье мирной жизни.

Галина Захаровна Санько была верна своей профессии до последних дней жизни. Она продолжала снимать, принимала участие в фотовыставках, делилась опытом с молодыми. Но военные фотографии занимали главное место в творчестве этого художника. Она оставила нам на память и горе людей, лишенных крова, и мужество советских воинов в бою, и лирические сцены в минуты затишья, и трупы врагов, нашедших смерть под Сталинградом...

В. Зайцева, Л. Кожокарь,

старшие научные сотрудники отдела хранения музейных фондов

музея-заповедника "Сталинградская битва"

"Городские вести" от 20 июля 2010 г.

 
Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151