Размер шрифта Цветовая схема
RU

У войны не женское лицо ("Крестьянская жизнь" № 9, 5 – 11 марта 2010 г.)

Только что вся страна чествовала защитников Отечества - мужчин! Да, мужчинам по праву и долгу положено вставать на защиту своего Отечества, если ему угрожает опасность. У войны не женское лицо. Но женщины в России никогда не оставались безучастными к судьбе своей Родины в годы военных испытаний.

И если не каждая женщина готова была взять в руки оружие, то каждая готова была своим трудом и милосердием помочь воевавшим мужчинам. Так было всегда. Немало таких примеров было и в период обороны Царицына в 1918-1919 годах. Тогда женщины активно помогали фронту, обеспечивали тыл армии и, конечно, без них невозможно было организовать медицинское обслуживание и уход за ранеными.

Госпиталей в Царицыне не хватало, да и те были не укомплектованы. Многие воинские части были почти без всякой медицинской помощи. Раненые доставлялись в город в необорудованных вагонах-теплушках, нередко на соломе с не перевязанными открытыми ранами.

И тогда санитарное управление армии обратилось к женщинам-работницам с призывом поступить на курсы медицинских сестер. 30 женщин-работниц было принято на краткосрочные курсы. Обучение прошли и медицинские сестры, находившиеся при красногвардейских отрядах. Все они были потом направлены в воинские части, санитарные поезда, госпитали и самоотверженно трудились на своих местах, а в трудные моменты проявляли бесстрашие, шли на самопожертвование.

Одной из таких была медсестра Наталья Бочкова. Она прибыла в Царицын вместе с 5-й Украинской армией К. Е. Ворошилова и здесь постоянно находилась на фронте, Один из участников боев, комиссар бронепоезда Яков Усатов писал о чей: "Эта отважная женщина, не страшась сильного пулеметного и ружейного огня противника, всегда находилась в передовой цепи, оказывая медицинскую помощь раненым бойцам".

В одном бою она была ранена. Попала в госпиталь, но, не долечившись, вернулась на фронт. Ее зачислили медсестрой на бронепоезд. И снова тяжелое ранение.

Это было в начале декабря 1918 года. Бронепоезд «Гром», сражаясь против шести неприятельских орудий, получил повреждения. К нему на помощь прибыл бронепоезд «Коммунист», на котором находилась медсестра Наталья Бочкова. Узнав, что на "Громе" есть раненые, она под огнем перебежала в подбитый бронепоезд и, переходя из вагона в вагон, стала перевязывать раненых. И в этот момент в бронепоезд попали два неприятельских снаряда, поразив все вокруг осколками. Девушка упала, так и не успев закончить перевязку. Ее в бессознательном состоянии бойцы отправили в Царицын, будучи уверены, что медсестра погибла. Через несколько дней в местной газете "Солдат революции" появилась о ней статья. Автор писал: "Слава тебе, сестра-героиня, что ты отдала все, даже жизнь за угнетенный, исстрадавшийся народ!". Но Наталья Бочкова не погибла. Ее подвиг был отмечен высокой наградой. Приказом № 188 от 7 сентября 1922 года Наталья Федоровна Бочкова была награждена орденом Красного Знамени.

История сохранила нам еще одно имя, для нас не совсем обычное – Малгожата Форнальская. Она из Польши. Ее семья в 1914 году эвакуировалась в Царицын, спасаясь от войны. Идеи русской революции увлекли молодую девушку, и она искренне сочувствовала Красной Армии. А когда понадобилось ухаживать за ранеными, она, не раздумывая, пришла в госпиталь. «Маленькая сестра», как называли ее красноармейцы, несмотря на юный возраст, работала самоотверженно, перевязывая и ухаживая за ранеными. Общительная и добрая, она умела поднять настроение у людей. А в свободное от обязанностей время с упоением читала бойцам газеты, фронтовые сводки, информацию о событиях в мире, вела среди бойцов настоящую просветительскую работу. Здесь, в Царицыне, она прошла суровую школу борьбы, которая пригодилась ей на родине, в Польше, куда она вернулась после Гражданской войны.

В страшные дни немецко-фашистской оккупации Малгожата Форнальская стала активным борцом польского Сопротивления, приближая нашу общую победу. Она погибла в июле 1944 года от рук фашистских палачей.

Но женщины были не только врачами и медсестрами. Активно участвуя в революционном движении, многие из них с началом Гражданской войны пошли политработниками в Красную Армию. Среди них были секретарь Московского комитета РКП (6} Р. С. Землячка и две сестры – Матильда и Рузя Черняк, которые были направлены политработниками в 10-ю армию, оборонявшую Царицын. Старшая, Матильда Иосифовна, была назначена заместителем начальника политотдела армии, а младшая – Рузя – инструктором. В 1918 году ей было всего 19 лет, но за ее плечами было солидное революционное прошлое. Подпольные гимназические кружки – сначала в Чернигове, а потом – в Москве.

После победы Октябрьской революции ее избирают секретарем Сокольнического райкома партии, но осенью 1918 года она вместе с Р. С. Землячкой уезжает на фронт и работает сначала в политотделе 13-й армии, потом инструктором политотдела 10-й армии и, наконец, заместителем начальника политотдела 38-й Морозовско-Донецкой дивизии. С большой теплотой отзывался о Рузе Черняк комиссар дивизии Е.И. Поздняков. Вот как он описал ее: "... У нее черные-пречерные глаза, обветренное, загорелое, скуластое личико, на ней кожаная куртка, короткая юбка, сапожки. Это – Рузя Черняк, добрая моя знакомая и подчиненная... В сущности говоря. Рузя – добрейшей души существо". Девятнадцатилетняя Рузя обладает редкостным умением жить для других. Среди молодых коммунистов дивизии она ярко выделяется и недюжинными знаниями, и широким кругозором, и какой-то особенной, твердой уверенностью в мыслях и поступках... Во многих боях мы видели Рузю – у станиц Качалинской и Иловлинской на Дону и в Поволжье...

В октябре 1919 года, когда под Лесным Карамышом неприятельская конница прорвала наш фронт и клином врезалась на стыке бригад нашей дивизии, обратив дрогнувших в беспорядочное бегство, тогда-то, в критический момент, мы увидели Рузю – в пылу сражения, с карабином в руке, во главе горсточки храбрецов:

– Кто такие? Откуда? А ну, за мной!

И за ней, в контратаку на деникинцев покатился вал осмелевшей пехоты, который огнем и штыком сломал мчащийся конный строй врага и закрыл прорыв, удержав оборону до подхода свежего резерва. И только потом оказалось, что горсточка храбрецов – это работники политотдела и хозяйственной команды, которых Рузя сама подняла по тревоге, узнав о прорыве.

После Гражданской войны Рузя закончила институт, работала в промышленности. Сама она позже писала: «в трудные минуты, стоит мне вспомнить... умиравших на сибирской каторге и в царских казематах, вспомнить дни царицынской обороны, и я снова полна бодрости и способна преодолеть любые препятствия».

Вот такими они были, женщины – рожденные революцией!

Михаил Миндрин,

научный сотрудник

Волгоградского мемориально-исторического музея

 

"Крестьянская жизнь" № 9, 5 – 11 марта 2010 г.

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151