Размер шрифта Цветовая схема
RU

Навечно со Сталинградом ("Волгоградская правда" от 10 июля 2010 г.)

Тридцать лет назад в Волгограде готовили холст для панорамы "Сталинградская битва". Руководил работами художник Георгий Марченко.

Художник вечером ждал посетителей у своей картины в Волгоградском музее изобразительных искусств. Посетители – рабочие одного из заводов, которые должны были пообщаться с баталистом, входящим в состав авторского коллектива панорамы "Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом", запаздывали. Художник нервничал. Наконец вокруг него собралась группа людей, но живописец не смог сказать ни слова. Он побледнел и упал на паркет...

 Так 20 февраля 1981 года оборвалась жизнь талантливого художника, одного из авторов уникальной волгоградской панорамы Георгия Марченко. Врачи не смогли спасти Георгия Ивановича, установили лишь причину смерти – обширный инфаркт.

– Он жил на лекарствах, часто целыми горстями забрасывал в рот таблетки, – вспоминает Татьяна Дмитриевна Фомина, работавшая в то время старшим научным сотрудником Волгоградского музея обороны, выросшего ныне в музей-заповедник "Сталинградская битва".

Идея создать величественное панорамное полотно, увековечивающее подвиг советского народа в Сталинградской битве, возникла еще во время Великой Отечественной войны. А после ее окончания в Сталинград приезжали группы художников, чтобы делать наброски для будущей гигантской картины. Георгий Марченко был в числе баталистов, которые стали работать над панорамой еще в 1948 году. Сначала ее хотели разместить на Мамаевом кургане. Начались даже предварительные строительные работы, но позже здание панорамы решили перенести к полуразрушенной мельнице Гергардта, а на высоте 102 в подготовленном для нее круглом строении открыли Зал воинской славы с Вечным огнем.

Ровно тридцать лет назад, летом 1980 года, в Волгограде готовили холст для удивительной картины.

– Льняное полотно для панорамы соткали в Пензенской области на Сурской суконной фабрике "Красный Октябрь", – рассказывает Татьяна Фомина. – Чтобы холст получился нужного размера, в цехе пришлось соединить пять ткацких станков!

Не менее сложная задача стояла и перед волгоградцами. Им предстояло натянуть гигантский холст на круглую раму и загрунтовать его. Но прежде полотно предстояло сшить таким образом, чтобы с обеих сторон получились своего рода карманы, необходимые для навешивания и натяжки холста.

– С ткацкой фабрики доставили два куска ткани: большой шириной 15,3 метра и малый –1,3 метра, – продолжает Татьяна Фомина. – Сшивали их вместе в спортзале недостроенного в то время Дворца пионеров. Другого подходящего по размерам здания поблизости не было. На полу в спортзале разложили полотно, поставили швейную машинку с электроприводом Подольского завода... Сшивали холст в три шва – один основной и два дублирующих. Использовали для этого особо прочные белые нитки N 0. Выполнять ответственную работу доверили швее Таисии Кузьминичне Дикаревой – начальнику цеха кооперированных поставок из объединения Волгоградоблшвейбыта.

Сшивали полотно несколько дней! И все это время рядом дежурили сотрудники милиции, а по ночам спортзал освещали мощными прожекторами.

Поднимали панорамное полотно весом более тонны на канатах вручную. Для этого были задействованы 50 военнослужащих Волгоградского гарнизона. Руководил работами художник студии имени Грекова заслуженный художник РСФСР Георгий Марченко. Он несколько раз заставлял солдат поднимать и опускать холст будущей панорамы, пока наконец не остался доволен результатом. Когда полотно было натянуто, Марченко даже прослезился...

Грунтовали полотно уникальным составом. Сначала нанесли два слоя специального рыбьего клея, который изготавливался путем перетирания плавательных пузырей осетровых рыб. Затем положили три слоя специальной водоэмульсионной краски. Любопытно, что храниться она должна была при температуре не выше шести градусов тепла. Полтонны эмульсии доставили в Волгоград из Подольска в рефрижераторе, а здесь ее держали в огромном холодильнике, специально сооруженном около здания панорамы.

Бригада из пяти высококвалифицированных грунтовщиц, специально вызванных из Подольска, справилась с работой за 10 дней. А уже 9 сентября 1980 года художники студии Грекова начали наносить на холст ранее созданный эскиз. Полотно шириной 16 и длиной 120 метров было разбито на 48 квадратов, на него, как на экран в кинотеатре, проецировали слайды, и грековцы переносили контуры изображений на панорамный холст каждый в своих квадратах.

Георгий Марченко писал вершину Мамаева кургана с водонапорными баками –изуродованные взрывами бомб конструкции как символ разрушенного войной Сталинграда, справа – наблюдательный пункт командира 284-й стрелковой дивизии Николая Батюка, среди развалин – снайпер Василий Зайцев, и как апофеоз картины и всей битвы – пленение немецких солдат и офицеров.

...Кажется, Марченко всю жизнь стремился рисовать Сталинградскую битву. Символично, что дипломной работой молодого живописца в Харьковском художественном институте стала картина "Поход 10-й армии на Царицын", а когда грянула война, художник-баталист пошел добровольцем на фронт. Служил в противотанковой артиллерии, воевал на Кавказе.

"То, что произошло под Сталинградом, было встречено нами с ликованием. Вот тогда я и дал себе слово: если останусь жив, сделаю все, чтобы образно запечатлеть эту величайшую в истории войн эпопею", – писал он позже в воспоминаниях.

Создав большое количество картин военной тематики, на рубеже 60-х и 70-х годов прошлого века Марченко ощутил в себе достаточно сил, чтобы взяться за живописный триптих, посвященный Сталинградской битве. Итогом пяти лет работы стали три большие картины: "В боях за Сталинград", "Соединение двух фронтов" и "Разгром и пленение гитлеровских войск под Сталинградом". Именно возле этой работы на выставке художников-грековцев в Волгограде в феврале 1981 года и ждал запаздывающую группу рабочих Георгий Марченко, когда его сердце остановилось.

Восьмого июля 1982 года состоялось торжественное открытие панорамы "Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом". Дело всей жизни авторского коллектива из семи художников-баталистов студии имени Грекова было сделано. На буклете, подготовленном к этому дню, фамилия Георгия Ивановича Марченко была напечатана уже в черной траурной рамке. Художник-баталист, через всю жизнь пронесший войну в своем сердце, ушел как солдат – за своей ратной работой.

 

Е. Бобылева,

зав. информационно-издательским отделом

музея-заповедника "Сталинградская битва"

 

"Волгоградская правда" от 10 июля 2010 г.

 

 

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151