Размер шрифта Цветовая схема
RU

Человек счастливой судьбы («Крестьянская жизнь» от 14 – 20 января 2011 г.)

Человек счастливой судьбы ("Крестьянская жизнь" от 14 – 20 января 2011 г.)

В августе прошлого года мы писали об удивительной женщине, военном корреспонденте Галине Санько. В этом номере хотим рассказать об участнике Сталинградской битвы военном корреспонденте Георгии Абрамовиче Липскерове. В годы Великой Отечественной войны он был корреспондентом армейских газет "За Родину" и "Боевая красноармейская". Снимки, сделанные им в огне сражений, в освобожденных от врага городах, по праву занимают достойное место в фотолетописи Великой Отечественной войны.

В жизни любого человека наступает момент, когда перед ним возникает вопрос "Кем быть?". И счастлив тот, кто сумел найти работу, которая стала еще и любимым делом. К таким счастливчикам можно легко отнести и Георгия Липскерова.

Георгий Абрамович был человеком большого обаяния, мужества и необыкновенной, счастливой репортерской судьбы. Но прежде всего он был спортсменом и путешественником.

Еще в реальном училище Георгий увлекся спортом. Это было одной из примет нового века. Год рождения Георгия Липскерова – 1896 – совпал с годом первых Олимпийских игр современности. Это было время первопроходцев и первооткрывателей в спорте, время первых чемпионов и первых рекордов. В 16 лет Георгий становится чемпионом Москвы по тройному прыжку, а через 25 лет – чемпионом страны по гребле. В 1926 году Липскеров принимает участие в 500-километровом лыжном пробеге Нижний Новгород –Москва. Тогда он пожалел, что нельзя взять с собой фотоаппарат.

В следующий поход Георгий взял полископ. Несколько снимков попало в газеты. Теперь на всех соревнованиях Липскерова "сопровождал" фотоаппарат. В 1930 году ответственный секретарь газеты "Красный спорт" предложил Липскерову стать фотокорром многотиражки.

Тридцатые годы были временем бурного развития парашютного спорта в СССР. В газетах и журналах того времени было немало «парашютных снимков, но на них в основном видны купола раскрытых парашютов. Липскерову хотелось снять спортсмена в полете крупным планом. Решил снимать со второго самолета. И Липскеров добился своего. Правда, эта творческая идея была связана с известным риском.

"Когда стрелка альтиметра подошла к тысяче, – рассказывает Георгий Абрамович, – раздалась команда "Приготовиться к прыжку". Нелегко просунуть плечи в узкое окошко. С опаской вынимаю "лейку". Вихрь от пяти мощных моторов заставляет втянуть голову в плечи. Оглушительный рев разрывает голову на части. Проползаю в окно еще дальше и ложусь на острый борт самолета. Вдруг на ноги что-то падает. Что там произошло?

Через открытую дверь вижу Любу Берлин. Миг – и девушка по всем правилам парашютного искусства отделилась от самолета. Я так волновался, что не был уверен, нажал ли на спуск. Оглушенный, вползаю в кабину и только теперь понимаю, что за груз на меня свалился. Бортмеханик, опасаясь, что, увлекшись съемкой, я высунусь слишком далеко и меня выбросит потоком воздуха, бросился мне на ноги и крепко прижал к креслу".

Парашютная съемка подарила Липскерову ряд больших творческих удач. С успехом демонстрировался на выставках снимок Любы Берлин. А снимок "Парашютист" журнал "Советское фото" в 1938 г. назвал "одним из образцовых снимков советского фоторепортажа".

Еще одним увлечением Георгия Липскерова были путешествия: Памир, Арктика, Камчатка, Дальний Восток, верховья Лены, предгорья Тянь-Шаня. Он месяцами пропадал, преодолевая вершины и перевалы, девять дней выбирался один из тайги на лыжах, проехал на оленях, лошадях и собачьих упряжках не одну сотню километров. Был на борту самолета, совершившего вынужденную посадку на лед Карского моря... Да всего и не перечислишь. Он всегда следовал правилу: объехать и обойти как можно больше, добраться до всего и испытать все самому.

Начало войны застало Липскерова в Москве. Несколько месяцев проработал на строительстве оборонительных сооружений в Подмосковье. Вернувшись в Москву, пошел в Главное политуправление и попросился в действующую армию. В начале сорок второго года его направили в редакцию газеты 64-й армии "За Родину". На передовой он становится еще более требователен к своим снимкам. Удачный кадр, как удачный выстрел, вклад в дело победы над врагом. Но такие кадры давались нелегко. На одной из его фотографий группа бойцов ведет огонь по фашистам в разрушенном Сталинграде. Так снять под огнем неприятеля можно только в том случае, если сам с бойцами идешь в атаку, а капитан Липскеров снимал только так. "Лейку" он берег больше себя. Часто он согревал ее на своей груди и в первую очередь прятал за камень ее, а не свою голову. Не раз ему мешал автомат. Но были случаи, что и фотоаппарат мешал автомату...

Украшением первых полос армейских газет всегда были фотографии героев, отличившихся в бою. Не просто было разыскать их, добраться до нужного окопа или блиндажа.

Здесь же в Сталинграде он сделал уникальные снимки, вошедшие в историю – взятый в плен генерал-фельдмаршал Паулюс и первый его допрос. Вот как рассказывает об этом сам Георгий Абрамович: «На исходе долгих сталинградских боев меня срочно вызвали в штаб 64-й армии, где я служил фотокорреспондентом. Прибыв в Бекетовку, я увидел среди собравшихся командующего армией М. Шумилова, председателя ГКО А.Чуянова и узнал, что вскоре привезут пленного Паулюса. Нужно ли говорить, в каком я был напряжении. Вскоре его привезли. Около дома, где находился штаб Шумилова, Паулюсу, начальнику его штаба и адъютанту, пришлось подождать. Как только Паулюс увидел наведенный на него объектив моего аппарата, он приосанился и поднял голову. Но когда его повели в штаб, от его офицерской выправки ничего не осталось».

Вспоминает Георгий Абрамович и о первом допросе Паулюса: "Среди прочих фельдмаршалу был задан Шумиловым вопрос:

– Почему 6-я армия не сдалась сразу, как только стало ясно, что сопротивление бесполезно? Ведь можно было предотвратить бессмысленные потери? Паулюс отвечал, что обязан был сражаться до последнего солдата.

– Но ведь капитулировать все-таки пришлось?

Фельдмаршал развел руками. Я сфотографировал этот момент. Снимки были незамедлительно вручены командующему. Однако очень скоро он вызвал меня снова. У него уже не было ни одной фотографии.

– Отправил в Москву. К Верховному. Остальные разобрали...".

Это действительно можно назвать везением, репортерским счастьем. Разве это не удача, если репортеру удалось попасть на допрос только что плененного командующего 6-й фашистской армией фельдмаршала Паулюса, оказаться в самой главной точке одержанной победы... Из довольно многочисленной группы фото- и киноработников в нужный момент у штаба 64 армии оказались только двое – Георгий Липскеров и Анатолий Егоров – сотрудник фронтового корпункта "Известий". Из-за случайной оплошности лаборантки в Москве пленка А. Егорова была испорчена, и снимки удалось получить только через годы, в канун 25-летия Сталинградской битвы. Поэтому снимки Георгия Липскерова действительно уникальны.

Видевший не раз Липскерова в деле командарм М. С. Шумилов счел необходимым после окончания сражения добавить к медали "За оборону Сталинграда" еще одну. Военный Совет армии от имени Президиума Верховного Совета вручил фоторепортеру медаль "За отвагу".

Фронтовые годы столкнули Липскерова со многими людьми — и с увенчанными лаврами героями, и с безвестными тружениками войны. Фотографии сохранили их облик. Расскажем об одном снимке "Защитники Сталинграда вступают в партию". Шел 1942 год, партбилеты получают отличившиеся в боях. Один из них – краснофлотец М. Зенков. В боях на Дону вместе с тремя товарищами уничтожил 40 гитлеровцев и спас из плена около 20 наших бойцов. Кто второй – неизвестно, записей не сохранилось. 9 мая 1970 года эта фотография была опубликована в "Правде". Вскоре в редакцию пришло письмо от жительницы села Керы Пензенской области, А. Я. Орловой, ее братьев и сестер, сообщивших, что на фотографии снят их отец Яков Григорьевич Богачев, погибший на фронте в сентябре 1942 г.

После Курской дуги и Харькова Липскеров становится заместителем начальника киногруппы 2-го Украинского фронта Романа Кармена. Но скоро Липскеров возвращается в редакцию газеты 52-й армии "Боевая красноармейская", с которой и встретил День Победы в Германии.

Многочисленные награды: орден Отечественной войны 2-й степени, медали "За отвагу", "За оборону Сталинграда", "За победу над Германией" говорят о нем не только, как о мужественном фотокорреспонденте, но и верном сыне и защитнике своей Родины.

После войны Липскеров работал специальным фотокорреспондентом в фотохронике ТАСС. Публиковался в журналах "Огонек", "Физкультура и спорт", "Известия" и в издательстве "Детгиз". В последние годы жизни он стал автором без малого десяти книг в серии "По дорогим местам", которые сразу же стали библиографической редкостью. И несмотря на свой возраст, он, как и прежде, путешествовал.

Не стало Георгия Абрамовича Липскерова в 1977 году. В прощальном слове его товарищи написали: "Его любили все, кто его знал".

В. Зайцева, Л. Кожакарь,

старшие научные сотрудники

музея-заповедника "Сталинградская битва"

"Крестьянская жизнь" от 14 – 20 января 2011 г.

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151