Размер шрифта Цветовая схема
RU

Белая армия, черный барон ("Аргументы неделi" № 1 (173) от 13 января 2011 г.)

Белая армия, черный барон ("Аргументы неделi" № 1 (173) от 13 января 2011 г.)

Исходом почти 60-тысячной Русской армии генерала Врангеля из Крыма более 90 лет назад началась полная трагизма история Русской военной эмиграции. С середины 90-х гг. прошлого столетия эта тема есть и в экспозиции волгоградского Мемориально-исторического музея. Благодаря контактам с потомками белоэмигрантов во Франции, сотрудники музея посвятили ей целый раздел, связав с именами тех, кто воевал под Царицыном в 1918-1919 годах. Это представители командования, офицеры и рядовые Кавказской и Донской белых армий. Среди них барон Врангель, его друг и ближайший соратник Шатилов. В дальнейшем они и другие участники Белого движения сыграли свою роль в политической жизни российской эмиграции.

"Воссоздание родины"

В начале 20-х годов прошлого века, благодаря активным усилиям командования, Русская армия за границей оставалась единственной реальной национальной силой. Русские офицеры, солдаты и казаки пытались выжить в тяжелейших условиях палаточных городков, разрушенных бараков в военизированных лагерях Турции и Греции. Позже их ожидала переброска в Балканские славянские страны, работа на шахтах, на строительстве дорог.

Генерал Врангель предпринимает попытки объединить вокруг армии широкие эмигрантские политические силы, назвав эти меры "работой по воссозданию родины".

В одном из документов Врангеля говорится об успешной командировке в Париж генералов Шатилова и Миллера. Её целью были переговоры с общественными и политическими эмигрантскими организациями по созданию общего национального объединения за границей. Но к осени 1922 года средства главного командования на поддержание армии были истощены. Дальнейшее положение ее как армии стало невозможным. И генерал Врангель издает приказ о переходе работающих чинов армии на самообеспечение.

Организовываются армейские рабочие группы, которые целыми партиями перевозятся в страны западной Европы, в основном во Францию, для работы на крупных промышленных предприятиях. Численность таких групп колебалась от 10 до 200 человек. Список русских армейских рабочих групп на территории Бельгии и Франции, представленный в волгоградском музее, насчитывает 3750 человек.

Новая гражданская война - готовность №1

В сентябре 1924 года приказом генерала Врангеля был создан Русский Обще-Воинский Союз, в задачу которого входило сохранить воинские кадры Русской армии для продолжения Гражданской войны и вооруженной борьбы с Советами. РОВС стал законным преемником Русской армии Врангеля - новой формой ее бытия.

В учетных карточках, которые заполняли члены этой организации, основным пунктом был вопрос о "готовности встать в ряды армии в случае возобновления вооруженной борьбы" с большевистским режимом. В РОВСе было более 200 военных обществ и организаций. Некоторые из них имели собственное помещение, сотни членов, библиотеки, музеи, проводили "Дни непримиримости", собрания ветеранов — однополчан. Во Франции – это "Общество галлиполийцев", в Бельгии – "Союз русских офицеров".

В 20-е годы в РОВСе зарегистрировано около 100 тысяч человек, в начале 30-х – уже около 40 тысяч. Организация приходила на помощь военным инвалидам, престарелым ветеранам, особо нуждавшимся солдатам и офицерам. Отделы разных стран: во Франции, в Германии, в Болгарии, в Югославии, в Бельгии и Чехословакии вели курсы военной подготовки. Известны представительства РОВСа в Северной и Латинской Америке. На Высших военно-научных курсах под руководством генерала Н. Н. Головина читался спецкурс лекций, посвященный отработке военных действий белой интервенционной армии в условиях новой гражданской войны в Советской России.

В декабре 1924 года верховное "возглавление" всего русского зарубежного воинства на себя принял генерал от кавалерии Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич.

Весной 1926 года в Париже состоялся съезд Российской эмиграции, на котором вождем национальной России был единогласно признан Великий Князь Николай Николаевич и провозглашена задача освобождения России от большевиков.

В своем заявлении для американской прессы съезд сформулировал идею возрождения российской государственности после свержения большевизма: «Прекращение классовой и национальной ненависти, предотвращение насилия одних над другими...предоставление народам, входящим в состав российского государства, права свободного развития их национальной жизни».

Контрмеры: операция "Трест"

Возникновение РОВСа как организации враждебной коммунизму сразу же привлекло внимание Москвы. А когда стало известно, что в Париже генерал Кутепов образовал боевой отряд для подрывной работы внутри России, в советских правительственных кругах встревожились. Кутеповым подготовлены десятки активных борцов с советским режимом, в основном из юнкеров и выпускников русских кадетских корпусов, произведенных в офицеры, переходивших границу Советского Союза и совершавших диверсионные акты. Ответные действия Москвы, получившие кодовое название "Операция "Трест", нанесли сокрушительный удар по террористической деятельности кутеповцев, была подорвана репутация самого Кутепова в глазах Великого Князя Николая Николаевича и генерала Врангеля, а также были деморализованы широкие круги русской эмиграции. После загадочной смерти барона Врангеля РОВС возглавил генерал Кутепов. Примерно через два года он был похищен органами ОГПУ в Париже: исчез в одно воскресное январское утро по дороге из дома в церковь Галлиполийского Союза.

"Не цепляйтесь за призрак интервенции"

Активная деятельность РОВСа замирает. Во время Гражданской войны в Испании генерал Шатилов проводит переговоры с возглавлявшим монархические войска Франко. Они договариваются об использовании добровольцев РОВСа. Из 72 человек, составлявших сводный русский отряд в составе войск Франко, погибло 34 человека.

В течение 20 лет белоэмигранты сохраняли воинские традиции и организационные структуры на чужбине, надеясь на возвращение в Россию в новом этапе Гражданской войны, начала которого ожидали еще на рубеже 20-х-30-х годов. Поэтому некоторые из них обратили свой взгляд в сторону поднимавшегося германского фашизма. Генералы фон Лампе – также в прошлом участник боев под Царицыном, и Шатилов стремились подтолкнуть колеблющегося очередного председателя РОВС Миллера к заключению с нацистами конкретного соглашения о сотрудничестве в будущей войне против СССР.

Деникин, проживавший в это время во Франции, считал это авантюрой. Бывший лидер Белого движения Антон Иванович Деникин, стоявший в стороне от РОВСа, жестко осуждал политику его руководства и негативно относился к сотрудничеству части белых эмигрантов с нацистским режимом. Он предрекал: «не цепляйтесь за призрак интервенции, не верьте в крестовый поход против большевиков, ибо одновременно с подавлением коммунизма в Германии стоит вопрос не о подавлении большевизма в России, а о "восточной программе" Гитлера, который только и мечтает о захвате Юга России для немецкой колонизации".

Вторая мировая война повлияла на судьбы белоэмигрантов, каждый из которых выбрал свой путь по отношению к Родине. Большая часть сохраняла нейтралитет. Жившие во Франции сражались против немецкой оккупации в составе французской армии. Но были и такие, которые служили в антисоветских военных объединениях в составе вермахта, например, в Русском корпусе, Русской Освободительной армии.

Война повлияла на качественное изменение РОВСа, который постепенно превратился из боевой организации в ветеранскую.

К. Чигиринская, старший научный сотрудник,

музея-заповедника "Сталинградская битва"

"Аргументы неделi" № 1 (173) от 13 января 2011 г.

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151