Размер шрифта Цветовая схема
RU

Суд революционный

Мировая система судопроиз­водства многообразна и кон­сервативна одновременно. Опираясь на классическое рим­ское право, она выработала устоявшиеся формы. Но в чрез­вычайных ситуациях создава­лись и работали чрезвычайные временные органы. Такие как ревтрибуналы - производные революций. Декретом от 24 но­ября 1917 в Советской респу­блике установилось две систе­мы судов: местные народные суды - для решения основной массы уголовных гражданских дел и революционные трибу­налы - для рассмотрения дел о контрреволюционерах и особо опасных преступниках.

Без профессиональной подготовки и опыта

Ревтрибуналы создавались в губерн­ских городах. Царицын был одним из немногих уездных городов, где работал ревтрибунал, сначала уездный, позже губернский. Известно, что в 1920 году он размещался на Астраханской улице, в бывшем доме Пирогова. В конце фев­раля 1918 был избран первый председа­тель и 12 заседателей. Для производства предварительного расследования соз­дана следственная комиссия в составе шести человек. В течение 48 часов она принимала решение о прекращении дела, оставляла его на рассмотрении ревтрибунала или направляла по под­судности.

Коллегия обвинителей состояла из трех человек - «испытанных револю­ционных работников». В качестве об­винителей и защитников выступали «все неопороченные граждане обоего пола». Избирался ревтрибунал мест­ным Советом, члены - на три месяца, заседатели - на один. Рассматривались самые разные дела: агитация против Советской власти, бандитизм, спеку­ляция, дезертирство, пособничество врагам Советской власти, преступле­ния по должности и другие. Эти органы, наряду с ЧК, обладали почти неограни­ченными правами определения репрес­сивных мер.

Но следственный аппарат ревтрибу­нала был менее организован и эффек­тивен, чем в ЧК. У членов следствен­ных комиссий, как правило, не было ни необходимой профессиональной под­готовки, ни опыта. В массе своей это были рабочие, коммунисты. Их часто критиковали за медленное ведение дел, мягкотелость.

Смягчающие обстоятельства - темнота и тупоумие

 Приговоры принимались большин­ством голосов, меру наказания рев­трибунал устанавливал, руководству­ясь «обстоятельствами дела и веления­ми революционной совести». Часто за одинаковые преступления следовала разная мера наказания. Смягчающими обстоятельствами, например, служи­ла «малоразвитость и принадлежность к трудовому классу», «принадлежность к беднейшему крестьянству, темнота и тупоумие».

На несколько порядков строже ме­ра наказания избиралась в отноше­нии служащих, мещан. Так 18-летняя Мария Фирсова за срыв листовки с за­бора была приговорена к десяти годам заключения «как имеющая четырех­классное гимназическое образование». Это было время диктатуры пролетариа­та, в которое классовый подход играл определяющую роль.

На войне как на войне

Начало двадцатых годов... Разруха, голод. Военные действия в рай­оне Царицына закончились, но Гражданская война на других фрон­тах продолжалась. Уставшее от вой­ны мужское население уклонялось от мобилизаций в Красную Армию, мужики из армии бежали. В спи­сках оконченных дел - выездные сес­сии Царицынского ревтрибунала в Ленинский, Николаевский уезды, в Хоперский, Усть - Медведицкий каза­чьи округа. Основная доля преступле­ний связана с дезертирством, укры­вательством дезертиров, укрыватель­ством хлеба. И хотя амнистия 1мая 1920 года не распространялась на дезерти­ров, в ноябре Кассационный трибунал ВЦИК рекомендовал к обыкновенным дезертирам применять условное осуж­дение и конфискацию имущества, ско­та. Наказания стали носить более мяг­кий характер. Как правило - штрафная рота, реже - лагерь или тюрьма. Сроки - от трех месяцев до одного года исправительных работ, в лагерях и тюрьмах - от шести месяцев до трех лет. Объявления о слушании дел помещались в местной газете «Борьба». Иногда подследствен­ным так долго приходилось ждать рас­смотрения дел, что они сами хлопотали об ускорении разбора своего дела.

Нестандартные обвинения

Случалось ревтрибуналу рассма­тривать дела с нестандартными обви­нениями. В сентябре - октябре 1920 го­да слушалось дело 32 - летнего актера Трофима Свинарева-Гринченко и его жены. Их обвиняли в участии в поста­новках «лубков» антисоветского содер­жания в труппе при «Осваге» в период пребывания в городе Кавказской ар­мии генерала П.Н.Врангеля. Актер на допросе пояснил, что служил в труппе три месяца, играл, в основном в драмах, комедиях, а в «лубке» был задействован только однажды. Летом 1919-го в народ­ном саду ставили спектакль, где актер Носов играл Ленина, прибывшего из-за границы в опломбированном ваго­не. Сам Свинарев-Гринченко сказал на допросе, что не помнил, кого он играл, но показал, что игра сопровождалась изощренными песенками. Дело рас­сматривалось в ЧК, а затем было пере­дано в ревтрибунал. Учитывая, что до этого актер служил в культпросвете при Губкоме, веселил бойцов Красной Армии в госпиталях, и принимая вотельных работ, в лагерях и тюрьмах - от шести месяцев до трех лет. Объявления о слушании дел помещались в местной газете «Борьба». Иногда подследствен­ным так долго приходилось ждать рас­смотрения дел, что они сами хлопотали об ускорении разбора своего дела.

Нестандартные обвинения

Случалось ревтрибуналу рассма­тривать дела с нестандартными обви­нениями. В сентябре - октябре 1920 го­да слушалось дело 32 - летнего актера Трофима Свинарева-Гринченко и его жены. Их обвиняли в участии в поста­новках «лубков» антисоветского содер­жания в труппе при «Осваге» в период . пребывания в городе Кавказской ар­мии генерала П.Н.Врангеля. Актер на допросе пояснил, что служил в труппе три месяца, играл, в основном в драмах, комедиях, а в «лубке» был задействован только однажды. Летом 1919-го в народ­ном саду ставили спектакль, где актер Носов играл Ленина, прибывшего из-за границы в опломбированном ваго­не. Сам Свинарев-Гринченко сказал на допросе, что не помнил, кого он играл, но показал, что игра сопровождалась изощренными песенками. Дело рас­сматривалось в ЧК, а затем было пере­дано в ревтрибунал. Учитывая, что до этого актер служил в культпросвете при Губкоме, веселил бойцов Красной Армии в госпиталях, и принимая во внимание, что «у гр. Гринченко основная про­фессия «актер» и служба в труп­пе являлась не­обходимостью поддержки су­ществования, также прини­мая во внима­ние, что пре­ступление бы­ло совершено до мая 1920 го­да, постанов­лено ...приме­нить амнистию Пролетарского праздника 1 мая 1920 года, дело прекратить и сдать в архив».

К разряду курьезных дел можно от­нести и дело 22-летнего командира Особого батальона при Царицынском губвоенкомате Николая Лапшина. Он был арестован по докладу сотрудни­ка секретного оперативного отдела. Обвинялся в том, что 29 июня в народ­ном саду, когда перед началом концер­та был исполнен «Интернационал», не снял фуражку. Дело рассматривалось около трех месяцев. Молодой человек объяснил свой поступок рассеянностью. Его пожурили и постановили наказать строгим выговором, обнародованным в прессе.

Через неделю после окончания боев за Царицын, 10 января 1920 года, в рев­трибунале рассматривалось дело граж­данина Гнедых Николая, который вы­дал из склада губвоенкомата два стака­на сахара и один фунт масла. Принимая во внимание, что поступок совершен не с корыстной целью, а с целью оказать помощь больному красноармейцу, было постановлено ограничиться выговором и отстранить виновного от должности до исправления.

Ревтрибуналы были ликвидирова­ны Постановлением центральной вла­сти от 12 января 1923 года. Закончилась Гражданская война, в стране шла судеб­ная реформа. Наступало другое время.

 Татьяна АГЕЕВА, зам. заведующего отделом музея-заповедника «Сталинградская битва»

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151