Размер шрифта Цветовая схема
RU

Бредовскии поход

Его участники до конца остались верны Белому движению

Драматично, а чаще трагично, сложи­лась судьба большей части офицеров, сражавшихся в рядах Кавказской ар­мии против большевиков. Один из них - генерал Николай Эмильевич Бре­дов, участник боев за Царицын в июне 1919 года.

Приказ, который оказался невыполним

Как и многие царские офицеры, Николай Бредов получил блестящее образование. Выходец из дворянской семьи немецкого происхождения, окончил последователь­но кадетский корпус, училище, академию генштаба. За участие в русско-японской и Первой мировой войнах он был награжден орденами Св. Станислава и Св. Анны различ­ных степеней, орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, орденом Святого Георгия, золотым оружием.

Октябрь 17-го генерал-лейтенант Бре­дов встретил в должности командира 21-го армейского корпуса Русской армии. В До­бровольческую армию он вступает только в конце 1918 г. Генерал Махров так описывал его: «Это был очень симпатичный человек и отличный генерал, имевший репутацию бое­вого храброго офицера, выше среднего роста, красивый, стройный, прекрасно сложенный, с чисто военной выправкой, одновременно он был подвижен и спокоен». Дивизия Бредова в составе Кавказской армии генерала Врангеля одной из первых вошла в Царицын с юга.

Затем генерал Бредов участвовал во взятии Полтавы, Киева, Чернигова. После оставления Киева в декабре 1919 г. возглавил Киевскую группу войск, находившуюся в под­чинении главнокомандующего Новороссией генерала Шиллинга. По замыслу Шиллинга группа генерала Бредова должна была от­ходить на юг с тем, чтобы прикрыть Крым и войти в связь с ядром Добровольческой армии. Однако, получив новый приказ о прикрытии Одессы, бредовцы не смогли по­грузиться в Одессе на корабли из-за дезорга­низации и отсутствия угля. 23 января 1920 г. генерал Шиллинг приказал группе генерала Бредова и 2-му корпусу генерала Промптова под общим командованием генерала Бредова оставить Одессу и отходить в Бессарабию. Так начинается Бредовский поход – один из драматичных эпизодов Гражданской войны.

Когда тиф страшнее пули

Участник похода генерал Штейфон так вспоминал о тех событиях: «По прибытии в Тирасполь выяс­няется, что там никаких складов продоволь­ствия или иных запасов нет... Генерал Бредов идет к месту бывшего железнодорожного моста через Днестр и узнает от румынского офицера, что никаких распоряжений о при­еме русских войск не имеется... Телеграммы, адресованные генералом Бредовым румын­ским властям вплоть до короля, остаются без ответа. Ответ, впрочем, был, но мало­утешительный: ночью румыну прорубили вдоль берега лед и таким образом достаточно надежно отгородились от нас водой. Заметно было и усиление войск на противоположном берегу. К вечеру 28 января положение стано­вится грозным. Большевистское полукольцо все более сжимается. В войсках начинается брожение. Всей этой массе полуголодных с расшатанными нервами людей надо най­ти «виновного». Разве толпа разберется в том, что генерала Бредова самого послали на Голгофу? Начальник штаба получает се­кретные сведения, что в частях обсуждаются предложения арестовать генерала Бредова, старших начальников, чтобы ценою вы­дачи их большевикам добиться милости у победителя... После недолгих обсуждений, под гул уже близких орудийных выстрелов, принимается решение: 29 января начинать переправу на румынский берег, а если румыны будут препятствовать, то на силу ответить си­лой. Генерал Бредов не мог не сознавать, что переправа, конечно, удастся, но произойдет с боем и войска ожидает уже позорный плен. Отряд Бредова сопровождал обоз с 7 тысяча­ми больных и беженцев. В медикаментах и в перевязочном материале ощущалась острая нужда... Близость железной дороги давала большевикам возможность быстро подвезти свои силы в любой пункт и опрокинуть нас в Днестр. И эта угроза висела над нами в продолжение долгих дней похода».

Через 14 дней тяжелого похода ча­сти Бредова вышли 12 февраля 1920 г. к местечку Новая Ушица, где встретились с польскими войсками. Некоторое время они занимали самостоя­тельный участок фронта против Красной Армии, а в конце февраля были разоружены и отправлены в Польшу, где размещены в бывших немецких лагерях для военнопленных. В августе 1920 г. переброшены в Крым. В начале по­хода численность войск в отряде составляла около 23 тыс. солдат и офицеров. В Крым вернулось около 7 тыс. бредовцев. Большин­ство погибло от эпидемии тифа, в том числе и в польских лагерях. Некоторое количество участников похода пожелало остаться за гра­ницей. Часть этнических украинцев поляки перевербовали в польскую армию.

Генерал Врангель, сменивший на посту главкома Вооруженных сил Юга России Де­никина, проявил личную заинтересованность в возвращении бредовцев. В своих «Вос­поминаниях» он пишет: «Я предписал всем нашим военным представителям принять все зависящие от них меры для направления в Крым всех боеспособных офицеров и солдат... За несколько дней до моего приезда в Феодо­сию прибыла часть наших войск, отошедших зимой 20-го года под начальством генерала Бредова в Польшу и там интернированных...В Польше они находились в ужасных услови­ях. Объехав грузившиеся войска, я смотрел прибывших бредовцев. Сердце сжималось от боли. В лохмотьях, босые, некоторые в одном грязном нижнем белье...»

В Крыму бредовцы влились в Русскую армию, а генерал Бредов оставался в резерве командующего армией генерала Врангеля. В ноябре 1920 г. с частями Русской армии он покинул Россию навсегда. Из Турции с семьей переехал в Болгарию. В феврале 1922 г. гене­рал Врангель приказом № 206 «В воздаяние верности долгу и понесенных тяжелых трудов и лишений...» установил знак отличия за зимний поход от Тирасполя в Польшу. Этим знаком были награждены чины, прошедшие весь путь Бредовского похода и интерниро­ванные в Крым в составе своих частей. Знак носился при всех формах одежды на русской национальной ленте на груди.

На Родину под конвоем

В 1930-х годах и во время II Мировой вой­ны Николай Бредов занимал должность заведующего Русским инвалидным домом при мужском монастыре в деревне Шипка (Болгария), в котором проживало около 200 наших беженцев, в т. ч. донских казаков. 28 октября 1944 г. Болгария подписала в Москве Соглашение о перемирии с государствами Антигитлеровской коалиции. По соглашению лица, сотрудничавшие с Германией и ее со­юзниками во время войны, передавались в ве­дение Союзнической контрольной комиссии. Но советские органы контрразведки СМЕРШ, не дожидаясь подписания в Москве этого до­кумента, начали «охоту на ведьм». Наряду с эмигрантами, служившими в военных частях гитлеровской Германии и ее союзников, в списки, составленные советскими контрраз­ведчиками, были включены и лица, не имев­шие ничего общего с фашизмом. Небольшая часть русских эмигрантов, включенных в вышеуказанные списки, была насильствен­но репатриирована в СССР, где подверглась репрессиям. Николай Эмильевич Бредов в 1945 году был арестован СМЕРШем и исчез. Дальнейшая судьба его неизвестна. Как счита­ют некоторые исследователи, он был вывезен в СССР и, вероятно, погиб в лагерях.

Кира Чигиринская, ст. научный сотрудник

музея-заповедника «Сталинградская битва»

 
Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151