Размер шрифта Цветовая схема
RU

В Царицыне расстреляли «бабий бунт»

В начале Первой мировой войны в Царицыне кипели нешуточные страсти. Оказывается, жены призванных в армию солдат учинили в городе настоящий бунт, не желая отпускать мужей на войну. Закончилось все трагично: расстрелом, кровью и тюрьмой…

О некрасивой истории старались не вспоминать

Выстрел сербского террориста Гаврилы Принципа, с которого началась Первая мировая война, в далеком от большой политики Царицыне аукнулся расстрелом жен новобранцев. Между этими событиями прошло чуть больше месяца. 28 июня 1914 года в Сараево гимназист застрелил австро-венгерского престолонаследника Франца Фердинанда и его жену Софию, а 22 июля солдаты расстреляли безоружную толпу в самом центре нашего города – там, где сегодня проспект имени Ленина пересекает улица Володарского.

Об этой истории старались не упоминать лишний раз, но в архиве Волгоградской области удалось разыскать номер газеты «Царицынский вестник» от 29 апреля 1916 года, где был опубликован приговор организаторам беспорядков, вынесенный только через полтора года после трагических событий. В нем нашлось много любопытных подробностей.

28 кг муки на месяц

С указом императора Николая Второго о всеобщей мобилизации в Царицыне у сборного пункта, который располагался в Александровской мужской гимназии (сегодня это левое крыло здания областной администрации), начали собираться добровольцы и мобилизованные жители города, чтобы записываться в солдаты.

«Солтаткам» – женам новобранцев – полагалось пособие, все-таки женщины оставались без кормильцев. И хотя называлось оно продовольственным, но выдавалось деньгами из расчета стоимости определенного набора продуктов. Что-то вроде сегодняшней потребительской корзины. По данным саратовских историков Евгения Максимова и Виктора Тотфалушина, в ее состав из расчета на одного человека в месяц входило не менее 28 кг муки, 4 кг крупы, 1,6 кг соли и 400 г постного масла. Детям до пяти лет корзина считалась в половину от взрослой нормы. Губернские власти в Саратове определяли, сколько стоит этот набор продуктов, и выдавали женщинам деньгами. В «монетизированном» виде размер ежемесячного продовольственного пособия составлял примерно от 2 до 3 рублей в разных уездах. В зависимости от инфляции размер пособия увеличивался.

В идеале семья солдата должна была сытно жить на пособие, пока мужчина служил в армии. Но в реальной жизни деньги порой выдавались с задержками. Вот и в первые дни мобилизации летом 1914 года денег на пособия женам призываемых на войну солдат в Царицыне, вероятно, не оказалось.

Дума «насолила» женщинам

Уже на четвертый день с начала призыва женщины пришли на сборный пункт и заявили военным, что не пустят мужей в солдаты, пока им не дадут положенное пособие.

По свидетельству одного из первых волгоградских краеведов Холщевникова, поводом послужило то, что накануне местная Дума решила вместо денег выдать женам новобранцев по 6 кг соли. Вряд ли власти намеренно желали тем самым «насолить» бедным женщинам, скорее всего дали хоть что-то, чтобы отвязаться, но выглядело это как насмешка. Жены мобилизованных ее не стерпели, и около мобилизационного пункта возникла спонтанная акция протеста.

Увещевания пристава жены слушать не стали, стащили его с крыльца, стали бить, сорвали фуражку, шашку с портупеей и погон. Вступившемуся за пристава его помощнику кто-то из толпы бросил камень в голову…

Военные за выдачу пособия не отвечали и их представители вместе с дамами отправились в городскую управу. Тогдашний голова Царицына Алексей Остен-Сакен согласился выдать деньги, пообещал срочно созвать Думу и велел женщинам регистрироваться, указывая состав семьи. Но горожанки испугались, что «списочниц» могут ждать репрессии, и "бабий бунт" продолжился.

Толпа снова переместилась к мобилизационному пункту и стала требовать отправки телеграммы губернатору в Саратов. Но когда депеша улетела, страсти не улеглись. Жены решили ждать ответа. Работа призывного пункта была парализована, и воинский начальник приказал женщинам вместе с мужьями расходиться по домам, а для убедительности вызвал на помощь роту Аварского полка, расквартированного тогда в Царицыне.

Жены идут в атаку

Следующий день не принес спокойствия. На сборный пункт прибывали все новые призывники. Сотни рабочих и крестьян, уходящих на фронт, с женами и матерями заполняли прилегающие улицы, площадь и сквер. К обеду у здания гимназии собралась примерно пятитысячная (!) толпа.

Обстановка накалялась, ведь многие помнили, в каких условиях жили жены солдат во время японской войны, говорили про выдачу соли вместо денег. Около полудня, прорвав цепь охранявших здание гимназии солдат, женщины вновь ворвались на призывной пункт, повторяя требование немедленной выдачи пособий с угрозой не давать мужей в случае отказа. Толпа также угрожала разгромить казенный винный склад и распустить по домам новобранцев на сборном пункте.

Пристав снова попытался успокоить людей, но кто-то крикнул «Бей его», завязалась потасовка. А толпа продолжала наседать, горожане побили окна, выломали дверь гимназии, стали наступать на солдат Аварского полка, находившихся внутри. Командир военных предупредил толпу, что отдаст приказ стрелять, если люди не успокоятся, но его ударили камнем по голове, отобрали пистолет и шашку.

«Бросьте оружие и присоединяйтесь к нам, у вас есть тоже жены и дети», – обращались женщины к солдатам, приведенным для подавления беспорядков и те, действительно, не слишком усердствовали.

Тогда для «усмирения» людей вызвали пожарную команду, которая попыталась было рассеять толпу, направив на нее струю холодной воды. Но и это не помогло.

Солдаты стреляли в женщин

На помощь военным прислали еще солдат. Они выстроились около гимназии и открыли огонь по безоружным горожанам. После нескольких залпов толпа отступила на соседние улицы, где их окончательно рассеял конный отряд полиции.

Позже военные оправдывались, что стреляли по женщинам в ответ на выстрелы из толпы… Так ли это было на самом деле, выяснить не удалось. Не известно точно, и сколько горожан погибло и было ранено во время подавления «бабьего бунта». По одним данным, было убито 12 и ранено 24 человека, по другим – погибли 19 и 25 получили ранения.

За организацию беспорядков задержали 13 женщин и двоих мужчин. Последние, по словам свидетелей, подстрекали толпу.

После этого случая в губернии объявили чрезвычайное положение. Стычки и протесты из-за невыдачи «кормовых» денег возникали и в других местах. Но, наученные горьким опытом, военные и гражданские власти заранее принимали особые меры предосторожности, и мобилизация проходила относительно спокойно.

Судили по совести

Суд над задержанными во время беспорядков в Царицыне женщинами состоялся почти через два года – в апреле 1916-го. В стране уже витали революционные настроения, люди устали от войны. И даже прокурор отказался требовать для солдатских жен сурового наказания. «Как представитель обвинения должен всех их обвинять. Но по долгу совести я не могу этого сделать», – заявил он на суде.

После 3-часового совещания был вынесен приговор: шесть человек оправдали, остальным дали по 4 месяца тюрьмы, но с учетом предварительного содержания под стражей их освободили от наказания.

Говорят, радости женщин не было границ. Они плакали и целовались, поздравляя друг друга.

Елена Бобылева, Олег Швыдкий, Музей-заповедник «Сталинградская битва»

"Вечерний Волгоград" № 39, 23 сентября 2014 г.

 
Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151