Размер шрифта Цветовая схема
RU

Тайный орган политического контроля

В понимании сегодняшнего обывателя «жандарм» - это слово с ярко выраженным негативным контекстом. Несмотря на произошедшую в конце прошлого столетия переоценку ценностей и многих исторических событий, отношение к политической полиции в XXI веке не изменилось, реабилитация жандармского ведомства практически не коснулась. Деятельность царицынского жандармского корпуса – область малоизученная. Восполнить пробелы истории поможет открывшаяся в Мемориально-историческом музее выставка «И вы, мундиры голубые…» Жандармский сыск в Царицыне».

Бояться и уважать

«Для того чтобы полиция была хороша и обнимала все пункты империи, необходимо, чтобы она подчинялась системе строгой централизации, чтобы ее боялись и уважали», - эти строки из записки Александра Христофоровича Бенкендорфа, переданной 12 апреля 1826 года им члену Государственного Совета и Верховного уголовного суда по делу декабристов графу Петру Александровичу Толстому с последующей передачей в руки императора Николая I. На двух страницах скупого текста – слова о «ничтожности полиции» в свете произошедшего 14 декабря 1825 года восстания, о дискредитации всего департамента полиции и о необходимости его реформирования. Именно этот документ лег в основу новой системы государственной безопасности – грандиозной по своему размаху, разветвленной и всеобъемлющей и, в тоже время, строго централизованной. Центром этой системы стало созданное 3 июля 1826 года Третье Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии – негласный («тайный») орган политического контроля. Основой новой системы государственной безопасности, ее костяком становится жандармский корпус, который был создан 28 апреля 1827 года указом Николая I. Управление корпусом было централизованно и осуществлялось из Петербурга: территория всей империи поделена на жандармские округа, в составе каждого округа – несколько губерний. А. Х. Бенкендорф становится первым главным начальником Третьего отделения и Шефом жандармов. Неудачное покушение на Александра II в 1866 году, а также рост революционного подполья стали главными причинами для усовершенствования жандармского корпуса. В 1867 году жандармский корпус был усилен: громоздкие округа были упразднены, зато в губернских городах образуются местные жандармские управления, с единообразным штатным расписанием.

Не иметь склонностей к провокациям и шантажу

Не стал исключением и наш край: именно в это время появляется Саратовское губернское жандармское управление, представленное несколькими территориальными отделениями. Жандармский аппарат в Царицынском уезде был небольшим, в первую очередь из-за слабого протестного движения в считавшемся относительно благополучным месте. Руководство деятельностью местной жандармерии осуществлялось в Царицыне помощником начальника Саратовского губернского жандармского управления, в его распоряжении находилось несколько унтер-офицеров, секретные агенты и агенты наружного наблюдения. Секретные агенты были наиболее ценными сотрудниками, ведь не каждый мог быть завербован на подобную службу: человек не должен был иметь склонностей к провокациям и шантажу. В распоряжении помощника начальника СГЖУ в разное время находилось от двух до пяти секретных агентов. Сведения, поступающие от каждого из секретных агентов, впоследствии компоновались в т.н. дневники агентурных сведений. Например, в январе 1910 года на царицынской почтово-телеграфной конторе работал почтальон – некто Калина Филимонович Степанов. Однако по документам жандармского управления это секретный агент под псевдонимом Филимонов занимался перлюстрацией – просмотром личной корреспонденции. За свою работу он получал вознаграждение «по штучно за каждое письмо 25 к., а за установку пересылки по почте нелегальной литературы 1 руб. и более в зависимости от обстоятельств».  

За кем следим?

Агенты наружного наблюдения («филеры») занимались слежкой за революционерами и другими поднадзорными лицами, выявляя места их собраний, массовок и тайные явки. Информация, полученная в ходе наружного наблюдения, представляла для помощника начальника жандармского управления первичный материал для разработки дела либо работы секретных агентов. Стоит отметить, что объектом наружной слежки жандармских агентов мог стать любой подозрительный человек. Революционная деятельность Сергея Константиновича Минина, будущего главы города Царицына, побудила усилить в посаде Дубовка работу дополнительного штата жандармского управления, осуществляющего за большевиком негласный надзор. Царицынский иеромонах Илиодор, обличавший в проповедях не только пороки общества, но и конкретных людей, также находился под пристальным вниманием жандармерии. Большая часть общества в начале XX века считала шпионаж довольно постыдным занятием, потому среди офицеров было распространено если не презрительное, то весьма нелестное отношение к жандармам как к людям, занимающимся недостойным делом. Здесь имел место и факт «внутреннего» негласного надзора: жандармские агенты могли наблюдать и за другими сотрудниками жандармского корпуса.  

Для передачи губернатору

В 1916 году постановлением Совета Министров Российской империи функции жандармского корпуса были несколько изменены. В целях предупреждения и прекращения фабричных забастовок, действия правительственных властей были объединены и все мероприятия, относящиеся к их предупреждению и пресечению, были возложены на губернаторов. Деятельность жандармов в отношении забастовочного движения была лишь предупредительной: сотрудники ведомства обеспечивали сбор сведений о настроениях рабочих – главным образом, с политической стороны – для передачи их губернатору. В совершенно секретном циркуляре Департамента полиции МВД от 20 декабря 1916 года отмечалось, что «чины полиции не должны вступать в переговоры ни с рабочими, ни с работодателями в целях склонения сторон к соглашению». Несмотря на тщательно выстроенную и охватывающую все сферы жизни общества деятельность, жандармскому корпусу не удалось оградить общество от антиправительственной пропаганды, ставшей одной из причин революционных событий 1917 года. Экспонаты выставки Мемориально-исторического музея помогают не только понять специфику деятельности местных жандармских чинов, но также позволяют окунуться в тайную жизнь Царицына начала XX века: узнать секреты вербовки, посетить «черный кабинет», стать свидетелем обыска в подпольной типографии и даже приоткрыть дверь царицынской тюрьмы.  

Виктория ГУРЬЯНОВА, старший научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва»

«АН-Волгоград», 14 декабря 2016 г.
 

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151