Размер шрифта Цветовая схема
RU

Клятва у высоты 82,6

Бойцы курсантских полков бились на Волге до последнего вздоха

Яркая страница истории Сталинградской битвы - участие в ней курсантских полков. Летом 1942 года на Сталинградский фронт были направлены 11 военных училищ: 1-е, 2-е и 3-е Орджоникидзевские, Грозненское, Житомирское, Винницкое, 1-е и 2-е Астраханские пехотные, Краснодарское пулеметно-минометное, Ростовское артиллерийское, Сталинградское военно-политическое. Преобразованные в курсантские полки, они сражались на самых ответственных участках фронта.

Самый памятный бой

У курсантских полков не было штабов и не велось никакой документации, поэтому сведений об их боевых действиях в архивах почти нет. Почти единственное свидетельство их доблести и геройства - воспоминания ветеранов. В фондах музея-заповедника "Сталинградская битва" есть два письма, написанные бисерным почерком на нескольких листках из школьной тетрадки. Они датированы маем и августом 1958 года и адресованы тогдашнему руководству музея. Их автор - бывший курсант Винницкого пехотного училища Иван Константинович Шестовских.

В письмах описаны подробности того памятного для него боя 23 августа 1942 года за высоту 82,6 в районе совхоза "Приволжский" Светлоярского района, когда их полк, попав в окружение, отражал многочисленные атаки врага. Боеприпасы кончались, в живых осталась горстка людей. И тогда они решили написать предсмертные записки, чтобы нашедшие сообщили родным об их гибели.

Ивану с немногими товарищами удалось выйти из окружения. Он продолжал воевать, но в октябре 1942 года в районе совхоза "Горная поляна" был тяжело ранен. Долго лечился в госпитале, позже был демобилизован по ранению и вернулся на родной Урал. Работал в системе кооперации инвалидов, инструктором горкома КПСС, позже стал секретарем Ирбитского райкома КПСС Свердловской области.

В 1957 г. написанная Иваном Шестовских в критический момент записка была найдена на местах боев и передана бывшему секретарю партбюро Винницкого сводного курсантского полка подполковнику запаса Василию Трофимовичу Саченко. Он передал ее в Белгород-Днестровский горвоенкомат, а оттуда записку с медальоном переслали в музей обороны Царицына - Сталинграда. Реликвия была выставлена в одном из его залов. Ее автора считали погибшим. Однажды об интересном экспонате рассказали в радиопередаче. Многие знакомые Ивана Константиновича ее слышали и рассказали о ней. Он и написал в музей те письма, о которых упомянуто выше.

Вот его рассказ.

Круговая оборона

"22 августа 1942 года фашисты решили прорвать линию обороны у совхоза "Приволжский", где был расположен укрепрайон, с утра до вечера авиация делала массированные налеты, а накануне они сбросили листовки, в которых было написано: "Железное кольцо сжимается, вы окружены, сдавайтесь в плен" и нарисовано - немецкие танки со всех сторон прижимают наши части. Брехне этой никто не верил, мы только смеялись над этим. Несмотря на то что немцам удалось в районе совхоза прорвать оборону, далеко они не продвинулись, станция Тундутово была еще в наших руках, линия фронта проходила здесь позднее. Таким образом, наше училище оказалось в тылу врага, который обложил нас кольцом, ежедневно пытаясь уничтожить. У нас была круговая оборона.

23 августа с высоты 82,6, где мы вели бои до окружения, стали нас в течение двух часов обстреливать из тяжелых минометов. Гарь была сплошная, трудно было дышать. После артподготовки на наш взвод немцы бросили до батальона пехоты. У нас было два ручных пулемета, один станковый, ротные минометы и 29 винтовок. При первой атаке вышел из строя ручной пулемет. Лейтенант Максимов под яростным огнем его отремонтировал. Враг наседал, первому номеру Супруну перебило обе руки. Но атака была отбита, немцы откатились под холм с большими для них потерями. Мы потеряли трех человек - один был убит и двое ранены.

Утром 24-го увидели колонну немецких мотоциклистов, их сопровождали два танка. Стоял регулировщик метрах в 800-700 от нас. Душа заболела - так бы по гадам открыл огонь, да нельзя! К вечеру немцы подтянули шестиствольный миномет - "скрипач", как его прозвали. Снова началась артподготовка. Первые снаряды упали близко от нашего отделения, и дальше немцы "утюжили" наши позиции до темноты.

На рассвете 25-го сержант Козлов вместе с курсантом ушли за водой и не вернулись, что с ними случилось - неизвестно. Нас стало меньше, но мы не падали духом, очередная атака немцев была отбита. О еде заботы у нас не было, ночью запасали воду и целый день экономно ее расходовали. К вечеру снова заиграл "скрипач". От попадания его снарядов героически погибли номер первый ручного пулемета Щербина и номер второй Ляшенко - оба агрономы из г. Купянска. Разнесло ручной пулемет.

Снаряды от второго залпа летели прямо на наш окоп. Меня подбросило, лежу и не знаю, что со мной, полон рот песка. Лейтенант Максимов кричит: "Ну как, Шестовских, жив? Вставай, немцы в атаку идут!" Я отделался легкой контузией, но потом года два болела грудь. Так начали отбивать третью атаку. Вышел из строя наш станковый пулемет "Максим", о котором мы все говорили: "Ну, Максимушка, не выдавай!"

Поклялись умереть, но не сдаваться

Дело было уже к вечеру, немцы подошли к нам на 60 метров. Мы приготовили гранаты. Решили - если немцы будут продвигаться, то пойдем в штыки. Но они залегли и стали окапываться, чтобы закрепить достигнутый рубеж, а мы прекратили огонь, чтобы не выявлять свои огневые точки. Осталось у нас семь боевых штыков и один пистолет. Немцы нам кричат на ломаном русском языке: "Рус! Иди сюда!"

Мы решили биться до последнего вздоха. От стойкости нашего взвода зависела судьба других взводов. Поклялись друг другу умереть, но не сдаваться. В том случае, если будет грозить явная опасность пленения, лейтенант Максимов стреляет нас и сам стреляется. Все решили написать записки в виде завещания, и если кто их найдет, то сообщит родным о нашей гибели… Клятву мы свою сдержали, враг понес в течение этих дней большие потери, но прорвать нашу оборону ему не удалось.

Я как связной пополз к командиру роты доложить о состоянии взвода. Потом вызвали лейтенанта Максимова и сказали ему, что командование нашего полка получило приказ с боем выйти из окружения. К нам посылали двух связных, но ни одного не было - видимо, погибли. К утру, прорвав кольцо окружения и линию фронта, вышли к своим. Первыми нас приветствовали танкисты 13-й танковой бригады, к вечеру мы уже были в обороне…".

***

Записку-завещание, которую в самый тяжелый момент боя написал Иван Константинович Шестовских, можно увидеть в одном из залов музея-заповедника "Сталинградская битва". На оборванном по краям листке с пятнами крови написано:

"Сегодня, т. е. 23 августа, ведем ожесточенный бой с проклятым фашизмом, если меня убьют, то пусть Родина знает, что я погиб героически за исторический город Сталинград. Я кандидат ВКП (б), но прошу меня считать членом партии. Пусть же Родина знает, что погиб за дело партии Ленина - Сталина. К сему подписуюсь И. К. Шестовских".

Татьяна Приказчикова, заместитель заведующего информационно-издательским отделом музея-заповедника "Сталинградская битва"

"Волгоградская Правда" № 48 от 19.03.2016

 
Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151