Размер шрифта Цветовая схема
RU

Мамаев курган стал судьбой

Много лет подряд на вершину Мамаева кургана в сентябре поднимался седовласый человек в пиджаке с орденскими планками

Он подходил к малой братской могиле и неотрывно смотрел вдаль… О чем думалось защитнику Сталинграда Николаю Тарасовичу Мазнице, что вспоминалось?..

Пожалуй, старый деревенский дом в Сталинской (ныне Донецкой) области и родители, рано ушедшие из жизни. Побег из приюта вместе с сестрой Евдокией. Улицы и вокзалы городов, где приходилось просить милостыню и ночевать…

В 1934 году в далеком Семипалатинске Коле и Дусе посчастливилось встретить друга их отца, который взял сирот в семью и воспитывал как родных детей. Вырастил, выпустил в жизнь, которая обещала быть долгой и интересной. Но планы разрушила война…

Дорога на Сталинград

Сталинград вошел в жизнь Николая Мазницы стремительно и навсегда. В город на Волге Николай Тарасович прибыл в качестве командира 2-й пулеметной роты 155-го отдельного батальона 95-й стрелковой дивизии.

- Выгрузились мы на станции Ленинск и пешком, в полной боевой экипировке, под непрерывными бомбежками подошли к переправе на Сталинград напротив завода "Красный Октябрь", - вспоминал Николай Тарасович. - На правом берегу нас ожидали представители от штаба 62-й армии. Нам, четырем командирам рот и комбату, была поставлена боевая задача: "Видите высоту 102,0? Вот вам ее взять, и ни шагу назад". Провели нас по оврагу к заводу "Метизный" на исходный рубеж. Через час мы привели себя в боевую готовность и пошли на штурм высоты. У подножия кургана встретили воинов 13-й гвардейской стрелковой дивизии и сменили их.

Первая наша атака была отбита, десяток воинов остались лежать неподвижно. Я встретился с командирами взводов, решили мелкими группами продвигаться вперед. В удобных местах закрепляли пулеметы и прижимали пехоту противника. Некоторые места обходили и непрерывными атаками выходили на вершину бугра…

"А мы тебя похоронили!.."

19 сентября в атаку включились два полка 95-й стрелковой дивизии, а 20 сентября высота 102,0 была взята.

- Я там похоронил 42 человека, - рассказывал Николай Мазница. - На вершине высоты мы стали быстро зарываться в землю - на два и более метра, спешно укрывали и пулеметы. Нас бомбили немецкие самолеты, обстреливали вражеские артиллерия и минометные батареи. В тот период я пытался выставить охранение - никто не оставался в живых… Воины, не ожидая команды, отбивали атаки, бросались в рукопашные схватки и выходили победителями. Я не видел, чтоб кто-нибудь хитрил. Героизм был массовый…

23 сентября 1942 года при отражении очередной контратаки противника Николай Мазница был ранен в левую руку и потерял много крови. В сознание пришел, оказавшись в воде. При переправе раненых катер был поврежден, Николая багром вытащили на берег.

Потом снова обстрел. Снаряд угодил в соседний окоп. Лейтенант Мазница был засыпан землей, и только спустя сутки его откопали. Посчитали мертвым. Привязав веревку к ногам, тело потащили к большой воронке хоронить, но рядом снова раздался взрыв. Ударной волной Николая подбросило так, что к нему вернулось сознание! Доковылял кое-как до своих товарищей, а те аж попятились: "Мы ведь тебя похоронили, командир. И похоронку уже отправили…"

Снова на Мамаевом кургане

В те дни защитники высоты 102 обменялись пулями, смоченными собственной кровью, и поклялись - если посчастливится выжить, поселиться непременно в Сталинграде.

Клятве Николай Тарасович остался верен - более 40 лет он прожил в городе на Волге, приехав в Сталинград после службы в военкоматах Сибири.

Судьба подарила Николаю Мазнице еще одну встречу с бывшим командующим Сталинградским фронтом маршалом Еременко. Причем Андрей Иванович узнал "лейтенанта из 95-й СД" первым. Произошла эта встреча в дни, когда решался вопрос о строительстве мемориала на Мамаевом кургане. Вскоре легендарная высота вошла в жизнь фронтовика Мазницы во второй раз.

После работы на заводе "Ахтуба" Николай Тарасович возглавил отдел кадров 5-го строительного управления, коллектив которого принимал участие в строительстве памятника-ансамбля на Мамаевом кургане. Снова пришлось Мазнице штурмовать легендарную высоту, но уже в строительной каске, лично наблюдая за этапами возведения такого важного для его сердца объекта!

Каким светом озарялось лицо ветерана при мысли, что память о его погибших ребятах, боевых товарищах воплотится здесь, на главной высоте России, да еще так ярко, так образно!

Но радостный момент открытия мемориала сменился глубокой обидой - на мраморной плите с номерами соединений, оборонявших Мамаев курган, его родная 95-я стрелковая дивизия не значилась!

- Но я за справедливость стоял и стоять буду, пока жив, - сетовал тогда Николай Тарасович. - Не только 13-я гвардейская, но и 95-я, и 284-я, да и другие стрелковые дивизии обороняли Мамаев курган…

Поседевший ветеран с прежним упорством и боевым настроем вступил в новую схватку - с несправедливостью и равнодушием.

Досадная оплошность была исправлена при личном содействии генерала Теодора Раймундовича Пекарского, который возглавил дирекцию памятника-ансамбля в 1981 году. Номера всех дивизий, оборонявших Мамаев курган, наконец появились на мраморном окаймлении Малой братской могилы, в которой покоятся защитники высоты 102,0.

* * *

... 23 сентября Николай Тарасович Мазница каждый год поднимался на Мамаев курган. В любую погоду. Через боль и слезы. В память о тех, кто в 1942-м падал на искромсанную взрывами земную твердь, чтобы не подняться с нее никогда…

Несколько лет назад Николая Тарасовича не стало. Но мы помним его, как и всех воинов 95-й, 284-й, 13-й гвардейских дивизий и многих других подразделений Красной Армии, защищавших Сталинград.

Имена защитников города на Волге, покоящихся в двух братских воинских захоронениях, ныне увековечены на стене мемориального кладбища советских воинов на Мамаевом кургане.


 Алла Гаврилова, старший научный сотрудник музея-заповедника "Сталинградская битва".

"Волгоградская Правда", от 29.02.2016 г.

 
Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151