Размер шрифта Цветовая схема
RU

Рабочие топили усталость в кабаках

Положение рабочего класса в дореволюционной России расценивается в современном российском обществе неоднозначно. Кто-то полагает, что все катались «как сыр в масле», кто-то говорит о всеобщей безграмотности и нищете. Рассмотрим исторические факты на примере нашего Царицына. Основными критериями для анализа уровня жизни рабочих будут: заработная плата, жилищные условия, организация труда на производстве, а так же культурный  уровень.

«Понаехавшие»

К концу ХIХ в. из захолустного провинциального городка Саратовской губернии Царицын превратился в крупный торгово-промышленный центр Нижнего Поволжья.  К 1913 г. в Царицыне было 156 промышленных предприятий: Царицынский завод Донецко-Юрьевского металлургического общества, нефтяной городок братьев Нобель и др. На этих предприятиях работала большая часть населения коренных жителей города – около 40 тыс. человек. С приходом весны число рабочих увеличивалось за счет большого притока сезонных мигрантов из соседних губерний, ежегодно приходящих на заработки. Численность их составляла около 100-120 тыс. человек. Ветеран завода «Красный Октябрь» Ф.Т.Чекасинов вспоминал: «Большинство работающих на заводе были крестьяне, пришедшие на заработки из близлежащих деревень и сел, не успевшие еще понюхать как следует дыму и провариться в фабричном котле». «Понаехавшие» устраивались в промышленность и на транспорт, в частности на береговые работы волжских пристаней. Всех рабочих Царицына в зависимости от квалификации и уровня жизни можно было разделить на три категории: квалифицированные, отличающиеся современным отношением к труду; малоквалифицированные, в их работе преобладал тяжелый ручной труд, и неквалифицированные – временные, сезонные, не имеющие ни своего жилья, ни нормальных условий труда.

От работы богат не будешь

Один из самых важных показателей уровня жизни - оплата труда. Самой низкооплачиваемой категорией царицынских рабочих были чернорабочие, получали они 15 руб. в месяц.  Самую высокую зарплату  в России получали рабочие-металлисты. В 1913 г. она достигла в среднем по России 417 руб. в год (около 35 руб. месяц). Однако на нашем металлургическом заводе  «Урал-Волга» рабочие получали не более 30 руб. в  месяц. Самые высокие зарплаты среди царицынских рабочих были в мехмастерских нефтяного городка братьев Нобель – 35 руб. Учитывая, что минимальная потребительская корзина обходилась царицынской семье в 2 руб. 25 коп., а дневной заработок рабочего завода «Урал-Волга» составлял  в среднем 1 руб., заработная плата была небольшая, и ее едва хватало для обеспечения семей минимальным набором продуктов. Мастеровые, получавшие зарплату от 1 рубля 10 коп. до  1руб. 60 коп. в день, составляли крайне незначительную часть, своего рода рабочую интеллигенцию. Основная же масса рабочих, неграмотная, забитая нуждой и всеми притесняемая, влачила жалкое существование.

Кто сыт, у того и быт

Условия жизни и работы квалифицированных рабочих на больших промышленных предприятиях Царицына и чернорабочих на пристанях отличались кардинально. Так, например, служащие завода «Урал-Волга», набиравшиеся из Санкт-Петербурга, жили в более комфортных условиях, нежели рабочие этого же завода. «Прогрессивный, чисто европейский характер технической организации завода металлургического общества не сопровождался соответствующим бытовым благоустройством рабочего люда… Все сделано кое-как, наскоро. Избы сложены наполовину из кирпича и наполовину из песчаника, вырытого при постройке заводского двора. Вообще же вся обстановка жизни в русской деревне носит весьма печальный характер. Голая пыльная местность, без признака зелени, без домашнего скота – это все придает уныло-казарменный вид большому селению, имеющему до 5000 населения и сотни полторы домов и бараков. Французская деревня устроена лучше... Домики построены гораздо солиднее, из одного камня, с железными крышами и разделены всего на две квартиры. В деревне имеются погреба, водоснабжение и зачатки зелени. Этот поселок заселен высшими служащими, как русскими, так и французскими». Вот что рассказывает о своем жилье в книге Н. Шилина «На главном ходу» слесарь мастерских Котельниковской дистанции пути А.Харченко: «На работу устроился с горем пополам. А когда спросил у дорожного мастера насчет жилья, он равнодушно махнул на степь: «Устраивайся, как знаешь, места на всех хватит… Вырыли себе землянку и стали жить…».

Острые на крепкое словцо, буйные во хмелю

Условия труда, напряженность, вредность производства, а также наличие охраны труда, напрямую зависели от уровня организованности производства.  Если на Царицынском орудийном заводе все рабочие были застрахованы, получали в случае возникновения производственных травм  квалифицированную медицинскую помощь, то совершенно другие условия были у сезонных береговых рабочих. Берег Волги, где производились погрузочно-разгрузочные работы, был самой оживленной и деятельной частью города. Он утихаюл только поздно ночью, освещаемый кострами располагающихся на ночь грузчиков-сезонников. Грузчики отличались товарищеской спаянностью, взаимной поддержкой. Это были физически сильные люди, с независимым характером, острые на крепкое словцо, буйные во хмелю, всегда готовые постоять за свои интересы. Тяжелый труд, отсутствие элементарных правил охраны труда и заботы о здоровье приводили к высокому проценту хронических больных и травмированных среди них.  «Крайне скверные санитарные и гигиенические условия, в которых находятся рабочие на хлебных баржах. Нанимаются они помесячно 10-12 руб. на своих харчах. Мяса никогда не едят, пьют сырую воду, особенно когда находятся у пристани. Спят под открытым небом. Вообще эти рабочие отличаются своим заморенным видом и … почти всегда удается отыскать тяжелых больных с дизентерией, малярией и т.д.».

Того и гляди, ножом пырнет

Основная часть неквалифцированных рабочих или рабочих, занятых на небольших частных предприятиях, жила в неблагоустроенных, грязных, без дорог и воды рабочих поселках, таких как «Кавказ», «Бутырки», Дар-гора  и т.д. Среди мещанских обывателей эти поселки пользовались дурной славой, как  районы воров, хулиганов и содержателей разных притонов. «Мирному человеку и в будние дни боязно проходить вечером по всем этим местам, носящим поэтические имена «Вор-горы», «Кавказа», «Балкан» и т.д., а в праздник и совсем страшно. Чеченцы нашего «Кавказа» ходят толпой, часто подростки лет 15-16 горланят «саратовскую матаню» под отчаянный аккомпанемент гармошки, а физиономия у каждого такая, что того и гляди, ножом пырнет. И действительно, пырнет при первом удобном случае просто так, из молодечества. Посидит в остроге год-два, выйдет и будет гоголем ходить». В газете «Царицынский Вестник» в начале XX в. было опубликовано стихотворение, которое дает красочное представление об уровне культуры жителей рабочих поселков.

Театр народный, школы, книжки

Один несут разврат.

Трактир, пивная, кабачишки

Милей нам во сто крат.

Ученье нам во вред послужит,

Гордыню, зависть разовьет,

А пьяный ни о чем не тужит,

Сидит в трактире да и пьет.

Зачем читать, писать, учиться,

Башку ломать о книжный вздор,

Когда возможность есть напиться

И лечь беспечно под забор.  

Разнохарактерный дивертисмент

Социальная необустроенность, крайне низкий культурный уровень рабочих Царицына определяли их уклад жизни. «Рабочие топили усталость в кабаках (на Масленицу город выпивал три с половиной тысячи ведер водки)». Однако и для квалифицированных рабочих город предлагал не самые культурные формы досуга. Например, на Французском заводе с 1914 г. работали два кинематографа. «Кинематографы ничего особенного из себя не представляют… бывает в антрактах «разнохарактерный дивертисмент», выступают различные куплетисты, сопровождая исполнение своего двусмысленного репертуара «рискованными» телодвижениями, вызывающими иногда краску даже у невзыскательной заводской публики. В целях объединения заводского общества был организован клуб, но нравственная физиономия его определилась достаточно ясно с первых же дней открытия… До сих пор клуб не внес еще ничего нового, светлого в строй заводской жизни. Библиотеки там нет… Главное это буфет, в прошлом уже картежная игра и бильярд».

Традиционная культура времяпровождений, связанная с народными развлечениями, старым патриархальным бытом, городским фольклором по-прежнему пользовались неизменной популярностью у горожан. Гуляния на свежем воздухе, походы в гости, конские бега, кулачные бои, катание на лодках, на коньках, песни и танцы, игры  в среде молодежи составляли спектр возможных развлечений самых широких слоев населения. Особенно веселыми для обывателей, насыщенными народными развлечениями, были праздничные дни, приходящиеся на Новый год, Рождество, Святки, Масленицу, Пасху.

Исторические факты свидетельствуют о том, что в Царицыне условия жизни и труда рабочих различались в зависимости от того, на каком производстве они работали. Если работа на крупных предприятиях Царицына гарантировала относительно сносные условия жизни и труда для рабочих и служащих, то самая большая по численности группа береговых рабочих жила и трудилась в сложных, почти нечеловеческих условиях.  

Елена ЛЕПКОВА, старший научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва»

«АН-Волгоград», февраля 2017 г.

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151