Размер шрифта Цветовая схема
RU

Душа обороны Мамаева кургана ("Крестьянская жизнь" № 4 от 28 января – 3 февраля 2011 г.)

Душа обороны Мамаева кургана ("Крестьянская жизнь" № 4 от 28 января – 3 февраля 2011 г.)

Николай Филиппович Батюк принадлежал к тому поколению командиров, на долю которых выпала особая историческая миссия: остановить войска фашистской Германии, пережить радость первых побед и отдать свою жизнь за Родину.

— В этом командире особенно хорошо сочетались три неоценимых качества: командирская настойчивость, храбрость и партийность. Он умел быть строгим и справедливым — его боялись и любили. Он не стеснялся сказать любому начальнику и подчиненному правду в глаза, даже если она была горька. Его доклады не требовали уточнения и проверки, они всегда были правдивы, — писал легендарный маршал Василий Чуйков.

Родился Н. Ф. Батюк 19 декабря 1905 года в городе Ахтырске Сумской области. В 1927 году комсомолец Николай Батюк, отказавшись от положенной ему по закону льготы, был призван в Красную Армию. За 16 лет он прошел все ступени службы от красноармейца до командира дивизии. Счастливо складывалась и личная жизнь Николая Филипповича. Вместе с любимой женой они растили четверых детей: двоих сыновей и двух дочерей.

С начала Великой Отечественной войны он командовал 89 полком 23-й стрелковой дивизии в составе Северо-Западного фронта. Его войска не успели занять оборонительные рубежи, и начали боевые действия в невыгодных условиях. Несмотря на это, дивизия вовремя вышла в район сосредоточения, 89-й полк, двигаясь в ее авангарде, с ходу перешел в наступление. Противник не выдержал штыкового удара воинов полка и начал в панике отходить, бросая оружие, убитых и раненых на поле боя.

В то самое трудное лето 1941 года майор Батюк познал и горечь поражения. Его полк дважды попадал в окружение и дважды с боями вырывался из железных клещей врага. В самых сложных ситуациях Николай Филиппович умел наносить фашистам ощутимый урон. Однажды на реке Северский Донец его полк захватил действующую переправу противника и занял оборону. Но дивизия, в составе которой он воевал, отступила, и полк несколько дней, будучи окружен, оказывал немцам упорное сопротивление. Когда Батюк вывел часть к своим, то был обвинен комиссаром дивизии в том, что он якобы намеревался сдаться в плен всем полком. Разбирательство было недолгим. Батюка приговорили к расстрелу. Его разули, сняли ремни, поставили под деревом. Николай Филиппович выдержал все мужественно, не падал на колени, не молил о пощаде. Но судьба совершила тут невероятно крутой поворот. В самый последний момент группа солдат отбила своего командира. Когда страсти немного улеглись, вышестоящее начальство оценило действия командира полка "как правильные".

Осенью 1941 года Николаю Филипповичу было присвоено звание подполковник. А в феврале 1942-го его назначили командиром 284-й стрелковой дивизии, сформированной из воинов-сибиряков. В конце мая дивизия была передана в состав 40-й армии, и направлена на станцию Касторная, что западнее Воронежа. По приказу командующего дивизия начала строить Касторненский узел обороны в 4-6 км западнее станции. Предполагалось, что в случае прорыва фронта армии, ее отходящие части займут оборону на флангах 284-й дивизии. Но этого не произошло, и полки Н. Ф. Батюка оказались в кольце. Казалось, что гибель неизбежна. В этой критической ситуации Николай Филиппович принял нестандартное решение — дивизионной артиллерии прямой наводкой бить по танкам и пехоте противника. Это было очень рискованно — дивизия могла остаться без артиллерии. Но риск оправдал себя. Именно этот сокрушительный огонь и помог дивизии выйти из окружения. Об этом героическом эпизоде узнала вся страна из сообщения Совинформбюро, опубликованного на следующий день в газете "Правда".

В начале сентября 1942 года, по приказу Ставки, дивизия выехала на Сталинградский фронт. По дороге в Сталинград Батюк писал семье: «Привет, золотая жена и дети! Я еду туда, куда и предполагал. Настроение хорошее.... А ты живи, зря не волнуйся, крепи нервы, приеду, заживем счастливой жизнью. Устраивай, пожалуйста, детей, пусть учатся, им надо смотреть вперед... Задачи, я думаю, решу, так как и раньше решал, свое дело сделаю. Отдам Родине все, что умею и сколько могу...»

21 сентября Батюк, вместе с разведчиками, одним из первых переправился в пылающий город, чтобы разобраться в сложной обстановке. Бойцы и командиры сражались под лозунгом: "Умереть или победить!" Каждый из них чувствовал огромную ответственность за судьбу города, страны и народа. Потери дивизии были очень тяжелыми, и комдив искал выход из сложившейся ситуации. Командирская мудрость привела Батюка к выводу: чтобы избежать тяжелых потерь в бою, надо действовать мелкими группами не только в городе, но и на Мамаевом кургане. Командование армии отмечало боевые успехи дивизии в первых боях в Сталинграде.

В сентябре 1942 года гитлеровским войскам удалось захватить большую часть кургана с водонапорными баками. Дивизии Батюка предстояло удержать Мамаев курган, оказавшийся в эпицентре боев за Сталинград. Задача была архисложная, так как дивизия находилась в невыгодном тактическом положении. С вершины Мамаева кургана противником просматривались все наши тылы. В этих условиях Батюку приходилось строить систему обороны так, чтобы не только не допустить дальнейшего продвижения немцев к Волге, но и захватить высоту 102,0 с баками. До конца октября были страшные дни, когда наши бойцы отбивали по 10-12 атак, а фашистские войска продвигались вперед на несколько метров, устилая эти метры сотнями трупов своих солдат и офицеров.

3 октября газета "Красная Звезда" писала: "Несколько раз фашисты бросались в атаку, но все их попытки прорваться вперед оказались тщетными. Подразделения, которыми командует тов. Батюк, отбили все атаки с большими потерями для врага. Под сильным огнем немцы вынуждены были поспешно отступить на исходные позиции".

В октябре Н. Ф. Батюка дважды вызывали в политотдел армии, где требовали от него выполнения приказа Сталина № 227, но комдив твердо заявил: "За стойкость людей своей дивизии я ручаюсь, у меня даже раненые не хотят покидать передовую, зачем же для таких надежных бойцов и командиров создавать устрашающий заградотряд?". Боец для Николая Филипповича был не безликим "винтиком", а человеком в самом высоком значении этого слова. Нигде так быстро и так усердно не учится человек, как на войне. На фронте говорили: какой командир, такие у него и подчиненные. Так было и в 284 с.д. Комсомольцы дивизии с небывалым энтузиазмом развернули снайперское движение. Комдив быстро разобрался в сути новой тактики снайперов и дал указание командирам частей объединить снайперов в группы по 3-4 человека и использовать их на поле боя в качестве маневренного резерва.

Трудно представить боевую работу подполковника Батюка (17 октября ему было присвоено звание полковника) без штаба дивизии, без надежных и грамотных в военном отношении помощников. Он умел подбирать штабных работников, которые с полуслова понимали, своего командира.

У Николая Филипповича был ярко выраженный характер сильной личности. Были и такие моменты, когда он не мог и не хотел прощать растерянности и трусости в бою. Вероятно, строгость, требовательность у военачальника Батюка были не столько от его характера, сколько от жестокости войны. На его озабоченном лице редко появлялась улыбка, скуп он был и на проявление чувств.

"...Я всегда сам собой недоволен..." — короткая фраза фронтового письма. Но как много она дает для понимания личности Николая Филипповича. Неудовлетворенность своей работой, поиск новых путей решения боевых задач — характерная черта Батюка. Он был требователен до суровости, но всегда справедлив. В ноябре 1942 года дивизию хотели перевести за Волгу. Но Батюк сделал всё, чтобы убедить членов Военного Совета и командарма В.И. Чуйкова оставить дивизию на занимаемых рубежах. И это ему удалось. Дивизия оправдала доверие. Особенно много она сделала на завершающем этапе Сталинградской битвы.

Командарм В.И. Чуйков впоследствии писал: "...Это одна из тех стальных дивизий, которые перемалывали вражескую силу, обеспечивая возможность для наших войск подготовить контрнаступление". 52 дня дивизия Батюка вела тяжелейшие бои за вершину Мамаева кургана. Высота много раз переходила из рук в руки. После ряда неудачных попыток Батюком было принято решение: взять баки наступлением нескольких штурмовых групп, усиленных артиллерией, пулеметами и противотанковыми ружьями. И к 11 января на вершине кургана взвился Красный флаг — символ победы. После войны именно этот флаг ветераны дивизии называли своим Знаменем Победы.

В первые дни февраля Н. Ф. Батюк был награжден орденом Красного Знамени. Это была его первая награда. Так уж сложилась военная судьба. А вскоре решением Совнаркома СССР Николаю Филипповичу присвоили воинское звание генерал-майора и наградили орденом Кутузова I степени.

В начале марта 1943 года дивизия гвардии генерал-майора Н.Ф. Батюка отправилась на Юго-Западный фронт, гвардейцы дивизии приняли участие в форсировании Северского Донца, а затем вступили в бои в районе Голой Долины. Эти кровопролитные сражения оказались последними в светлой и трагичной судьбе комдива Батюка.

Сердце комдива, надорванное в боях за Сталинград, не выдержало напряжения боев. Умер Николай Филиппович 27 июля 1943 года на руках своих боевых товарищей. Его похоронили в городе Славяногорске. Командарм В. И. Чуйков, обычно немногословный и по-военному сдержанный человек, узнав о смерти боевого друга, потрясшей его, сказал: "Он был героем среди нас".

Увековечено имя командира 284 (79-й гвардейской) дивизии и в Волгограде. Оно высечено на мраморной плите на Мамаевом кургане. Его именем названа одна из улиц города. На панораме "Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом" — художники студии имени Грекова изобразили комдива Н. Ф. Батюка в полный рост на одном из наблюдательных пунктов на склоне Мамаева кургана.

Л. Муравьева,

старший научный сотрудник музея-заповедника "Сталинградская битва"

"Крестьянская жизнь" № 4 от 28 января – 3 февраля 2011 г.

Волгоград, ул. им. маршала Чуйкова, 47
(8442) 550-083
Волгоград, ул. Гоголя, 10
(8442) 550-151
Волгоград, площадь Павших Борцов, 2
(8442) 386-067
(8442) 550-151